Литературная страничкаЛитературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

В этом разделе можно публиковать свои стихи и рассказы, обсуждать прочитанное

Модератор: Лапитоша

Аватара пользователя
Синегривка
Костяк форума
Костяк форума
Сообщений в теме: 4
Всего сообщений: 1259
Зарегистрирован: 15.01.2012
Моя будущая профессия: переводчик, журналист, кинооператор
Любимый школьный предмет: английский, история, обществознание
Откуда: Краснодар
:
Участник конкурса рисования Литературный конкурс Победитель конкурса
Возраст: 16
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Синегривка » 18 апр 2016, 22:04

Золотая Рыбка, я тоже Хроники Нарнии очень люблю с: Даже в лагере была, основанном по ХН!
Ты читала Властелина Колец?

Реклама
Аватара пользователя
Золотая Рыбка
Мне нравится этот форум
Мне нравится этот форум
Сообщений в теме: 2
Всего сообщений: 499
Зарегистрирован: 09.12.2015
Моя будущая профессия: Учитель или воспитатель
Любимый школьный предмет: история
Откуда: Синее Море
Возраст: 13
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Золотая Рыбка » 21 апр 2016, 13:14

Синегривка, нет но собираюсь прочитать в "кирпиче"! А "Хоббит Туда и Обратно" читала много раз!
Я рыбка золотая, желания исполняю!

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 23 апр 2016, 08:43

Литературный конкурс «Шекспировский тур»
http://www.euromag.ru/contests/47114.html

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 16 май 2016, 19:58

106 лет назад, 16 мая 1910 года в Петербурге, в семье врача родилась замечательная советская поэтесса и прозаик, голос которой стал голосом долгожданного друга
в застывших и темных блокадных ленинградских домах,
стал голосом самого Ленинграда, Ольга Федоровна Берггольц (16 мая 1910 — 13 ноября 1975)

Изображение


Достигшей немого отчаянья,
давно не молящейся Богу,
иконку "Благое Молчание"
мне мать подарила в дорогу.

И ангел Благого Молчания
ревниво меня охранял.
Он дважды меня не нечаянно
с пути повернул. Он знал...

Он знал, никакими созвучьями
увиденного не передать.
Молчание душу измучит мне,
и лжи заржавеет печать...

1952
Ольга Берггольц.

Абрикоска
Захожу иногда
Захожу иногда
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 21
Зарегистрирован: 01.06.2016
Любимый школьный предмет: Литература
Откуда: Питер
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Абрикоска » 01 июн 2016, 16:39

Да, Берггольц прекрасна!

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 31 июл 2016, 14:04

Прославленный русский прозаик и поэт Фазиль Абдулович Искандер родился 6 марта 1929 года в Сухуми в семье бывшего владельца кирпичного завода иранского происхождения

В 2011 году, в день своего 82-летия, Фазиль Искандер заявил: «Я — безусловно русский писатель, много воспевавший Абхазию. По-абхазски я, к сожалению, не написал ничего. Выбор русской культуры для меня был однозначен».

Мгновенную и громкую известность принесла Искандеру повесть «Созвездие Козлотура» (1966) – полный юмора и гротеска рассказ о типичном явлении советского времени, очередном «почине». Абхазскому селу предписано срочно заняться скрещиванием козла с туром для выведения некой необыкновенно продуктивной породы. «Начинание хорошее, но не для нашего колхоза» – эта формула осторожного и твердого отказа от невежественного и разорительного «эксперимента» стала крылатой.

Проявившийся в повести характерный для Искандера сплав яркого, с точным ощущением национального характера, литературного этнографизма, богатой смеховой палитры (от мягкого юмора до беспощадного сарказма), «камерного» лиризма и социально-политического обличения, двуплановости «эзопова» языка и сочности живой разговорной речи отличает и многочисленные другие произведения Искандера.

Метафорической обнаженностью выделяется философско-политическая повесть-притча Искандера «Кролики и удавы» (1982), в которой государство, предводимое диктатором Великим Питоном и состоящее, с одной стороны, из пожирателей-змей, а с другой – из молчаливо идущих к ним на пищу кроликов и бессловесных работяг-туземцев.

ИзображениеИзображениеИзображениеИзображение

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 13 авг 2016, 16:17

13 августа 1803 г. родился русский писатель, философ, педагог, музыковед и теоретик музыки, общественный деятель князь Владимир Фёдорович Одо́евский

Изображение
я в одной книге нашла фото его аттестата по окончании пансиона. Там, среди прочего, было: прилежания - примерного, поведения - БЛАГОРОДНОГО.
Городок в табакерке
Одоевский В. Ф. Городок в табакерке
Автор: В. Ф. Одоевский


В. Ф. Одоевский

Городок в табакерке

Папенька поставил на стол табакерку. "Поди-ка сюда, Миша, посмотри-ка", -
сказал он. Миша был послушный мальчик; тотчас оставил игрушки и подошел к
папеньке. Да уж и было чего посмотреть! Какая прекрасная табакерка!
пестренькая, из черепахи. А что на крышке-то! Ворота, башенки, домик, другой,
третий, четвертый, - и счесть нельзя, и все мал мала меньше, и все золотые; а
деревья-то также золотые, а листики на них серебряные; а за деревьями встает
солнышко, и от него розовые лучи расходятся по всему небу.
- Что это за городок? - спросил Миша.
- Это городок Динь-Динь, - отвечал папенька и тронул пружинку...
И что же? Вдруг, невидимо где, заиграла музыка. Откуда слышна эта музыка,
Миша не мог понять: он ходил и к дверям - не из другой ли комнаты? и к часам -
не в часах ли? и к бюро, и к горке; прислушивался то в том, то в другом месте;
смотрел и под стол... Наконец Миша уверился, что музыка точно играла в
табакерке. Он подошел к ней, смотрит, а из-за деревьев солнышко выходит,
крадется тихонько по небу, а небо и городок всё светлее и светлее; окошки
горят ярким огнем, и от башенок будто сияние. Вот солнышко перешло через небо
на другую сторону, всё ниже да ниже, и наконец за пригорком совсем скрылось; и
городок потемнел, ставни закрылись, и башенки померкли, только ненадолго. Вот
затеплилась звездочка, вот другая, вот и месяц рогатый выглянул из-за
деревьев, и в городке стало опять светлее, окошки засеребрились, и от башенок
потянулись синеватые лучи.
- Папенька! папенька! нельзя ли войти в этот городок? Как бы мне хотелось!
- Мудрено, мой друг: этот городок тебе не по росту.
- Ничего, папенька, я такой маленький; только пустите меня туда; мне так
бы хотелось узнать, что там делается...
- Право, мой друг, там и без тебя тесно.
- Да кто же там живет?
- Кто там живет? Там живут колокольчики.
С этими словами папенька поднял крышку на табакерке, и что же увидел Миша?
И колокольчики, и молоточки и валик, и колеса... Миша удивился: "Зачем эти
колокольчики? зачем молоточки? зачем валик с крючками?" - спрашивал Миша у
папеньки.
А папенька отвечал: "Не скажу тебе, Миша; сам посмотри попристальнее да
подумай: авось-либо отгадаешь. Только вот этой пружинки не трогай, а иначе все
изломается".
Папенька вышел, а Миша остался над табакеркой. Вот он сидел-сидел над нею,
смотрел-смотрел, думал-думал, отчего звенят колокольчики?
Между тем музыка играет да играет; вот все тише да тише, как будто что-то
цепляется за каждую нотку, как будто что-то отталкивает один звук от другого.
Вот Миша смотрит: внизу табакерки отворяется дверца, и из дверцы выбегает
мальчик с золотою головкою и в стальной юбочке, останавливается на пороге и
манит к себе Мишу.
"Да отчего же, - подумал Миша, - папенька сказал, что в этом городке и без
меня тесно? Нет, видно, в нем живут добрые люди, видите, зовут меня в гости".
- Извольте, с величайшею радостью!
С этими словами Миша побежал к дверце и с удивлением заметил, что дверца
ему пришлась точь-в-точь по росту. Как хорошо воспитанный мальчик, он почел
долгом прежде всего обратиться к своему провожатому.
- Позвольте узнать, - сказал Миша, - с кем я имею честь говорить?
- Динь-динь-динь, -отвечал незнакомец, -я мальчик-колокольчик, житель
этого городка. Мы слышали, что вам очень хочется побывать у нас в гостях, и
потому решились просить вас сделать нам честь к нам пожаловать.
Динь-динь-динь, динь-динь-динь.
Миша учтиво поклонился; мальчик-колокольчик взял его за руку, и они пошли.
Тут Миша заметил, что над ними был свод, сделанный из пестрой тисненой бумажки
с золотыми краями. Перед ними был другой свод, только поменьше; потом третий,
еще меньше; четвертый, еще меньше, и так все другие своды - чем дальше, тем
меньше, так что в последний, казалось, едва могла пройти головка его
провожатого.
- Я вам очень благодарен за ваше приглашение, - сказал ему Миша, - но не
знаю, можно ли будет мне им воспользоваться. Правда, здесь я свободно прохожу,
но там, дальше, посмотрите, какие у вас низенькие своды, - там я, позвольте
сказать откровенно, там я и ползком не пройду. Я удивляюсь, как и вы под ними
проходите.
- Динь-динь-динь! - отвечал мальчик. - Пройдем, не беспокойтесь, ступайте
только за мной.
Миша послушался. В самом деле, с каждым их шагом, казалось, своды
подымались, и наши мальчики всюду свободно проходили; когда же они дошли до
последнего свода, тогда мальчик-колокольчик попросил Мишу оглянуться назад.
Миша оглянулся, и что же он увидел? Теперь тот первый свод, под который он
подошел, входя в дверцы, показался ему маленьким, как будто, пока они шли,
свод опустился. Миша был очень удивлен.
- Отчего это? - спросил он своего проводника.
- Динь-динь-динь! - отвечал проводник, смеясь. - Издали всегда так
кажется. Видно, вы ни на что вдаль со вниманием не смотрели; вдали все кажется
маленьким, а подойдешь - большое.
- Да, это правда, - отвечал Миша, - я до сих пор не думал об этом, и
оттого вот что со мною случилось: третьего дня я хотел нарисовать, как
маменька возле меня играет на фортепьяно, а папенька на другом конце комнаты
читает книжку. Только этого мне никак не удалось сделать: тружусь, тружусь,
рисую как можно вернее, а все на бумаге у меня выйдет, что папенька возле
маменьки сидит и кресло его возле фортепьяно стоит, а между тем я очень хорошо
вижу, что фортепьяно стоит возле меня, у окошка, а папенька сидит на другом
конце, у камина. Маменька мне говорила, что папеньку надобно нарисовать
маленьким, но я думал, что маменька шутит, потому что папенька гораздо больше
ее ростом; но теперь вижу, что она правду говорила: папеньку надобно было
нарисовать маленьким, потому что он сидел вдалеке. Очень вам благодарен за
объяснение, очень благодарен.
Мальчик-колокольчик смеялся изо всех сил: "Динь-динь-динь, как смешно! Не
уметь рисовать папеньку с маменькой! Динь-динь-динь, динь-динь-динь!"
Мише показалось досадно, что мальчик-колокольчик над ним так немилосердно
насмехается, и он очень вежливо сказал ему:
- Позвольте мне спросить у вас: зачем вы к каждому слову всё говорите
"динь-динь-динь"?
- Уж у нас поговорка такая, - отвечал мальчик-колокольчик.
- Поговорка? - заметил Миша. - А вот папенька говорит, что очень нехорошо
привыкать к поговоркам.
Мальчик-колокольчик закусил губы и не сказал больше ни слова.
Вот перед ними еще дверцы; они отворились, и Миша очутился на улице. Что
за улица! Что за городок! Мостовая вымощена перламутром; небо пестренькое,
черепаховое; по небу ходит золотое солнышко; поманишь его, оно с неба сойдет,
вкруг руки обойдет и опять поднимается. А домики-то стальные, полированные,
крытые разноцветными раковинками, и под каждою крышкою сидит
мальчик-колокольчик с золотою головкою, в серебряной юбочке, и много их, много
и все мал мала меньше.
- Нет, теперь уж меня не обманут, - сказал Миша. - Это так только мне
кажется издали, а колокольчики-то все одинакие.
- Ан вот и неправда, - отвечал провожатый, - колокольчики не одинакие.
Если бы все были одинакие, то и звенели бы мы все в один голос, один как
другой; а ты слышишь, какие мы песни выводим. Это оттого, что, кто из нас
побольше, у того и голос потолще. Неужели ты и этого не знаешь? Вот видишь ли,
Миша, это тебе урок: вперед не смейся над теми, у которых поговорка дурная;
иной и с поговоркою, а больше другого знает, и можно от него кое-чему
научиться.
Миша, в свою очередь, закусил язычок. Между тем их окружили
мальчики-колокольчики, теребили Мишу за платье, звенели, прыгали, бегали.
- Весело вы живете, - сказал им Миша, - век бы с вами остался. Целый день
вы ничего не делаете, у вас ни уроков, ни учителей, да еще и музыка целый
день.
- Динь-динь-динь! - закричали колокольчики. - Уж нашел у нас веселье! Нет,
Миша, плохое нам житье. Правда, уроков у нас нет, да что же в том толку? Мы бы
уроков не побоялися. Вся наша беда именно в том, что у нас, бедных, никакого
нет дела; нет у нас ни книжек, ни картинок; нет ни папеньки, ни маменьки;
нечем заняться; целый день играй да играй, а ведь это, Миша, очень, очень
скучно. Поверишь ли? Хорошо наше черепаховое небо, хорошо и золотое солнышко и
золотые деревья; но мы, бедные, мы насмотрелись на них вдоволь, и все это
очень нам надоело; из городка мы - ни пяди, а ты можешь себе вообразить,
каково целый век, ничего не делая, просидеть в табакерке, и даже в табакерке с
музыкою.
- Да, - отвечал Миша, - вы говорите правду. Это и со мной случается: когда
после ученья примешься за игрушки, то так весело; а когда в праздник целый
день все играешь да играешь, то к вечеру и сделается скучно; и за ту и за
другую игрушку примешься - всё не мило. Я долго не понимал; отчего это, а
теперь понимаю.
- Да, сверх того, на нас есть другая беда, Миша: у нас есть дядьки.
- Какие же дядьки? - спросил Миша.
- Дядьки-молоточки, -отвечали колокольчики, - уж какие злые! то и дело что
ходят по городу да нас постукивают. Которые побольше, тем еще реже "тук-тук"
бывает, а уж маленьким куда больно достается.
В самом деле, Миша увидел, что по улице ходили какие-то господа на
тоненьких ножках, с предлинными носами и шептали между собою: "тук-тук-тук!
тук-тук-тук! поднимай! задевай! тук-тук-тук!". И в самом деле,
дядьки-молоточки беспрестанно то по тому, то по другому колокольчику тук да
тук, индо бедному Мише жалко стало. Он подошел к этим господам, очень вежливо
поклонился им и с добродушием спросил, зачем они без всякого сожаления колотят
бедных мальчиков. А молоточки ему в ответ:
- Прочь ступай, не мешай! Там в палате и в халате надзиратель лежит и
стучать нам велит. Все ворочается, прицепляется. Тук-тук-тук! Тук-тук-тук!
- Какой это у вас надзиратель? - спросил Миша у колокольчиков.
- А это господин Валик, - зазвенели они, - предобрый человек, день и ночь
с дивана не сходит; на него мы не можем пожаловаться.
Миша - к надзирателю. Смотрит: он в самом деле лежит на диване, в халате и
с боку на бок переворачивается, только все лицом кверху. А по халату-то у него
шпильки, крючочки видимо-невидимо; только что попадется ему молоток, он его
крючком сперва зацепит, потом спустит, а молоточек-то и стукнет по
колокольчику.
Только что Миша к нему подошел, как надзиратель закричал:
- Шуры-муры! кто здесь ходит? кто здесь бродит? Шуры-муры? кто прочь не
идет? кто мне спать не дает? Шуры-муры! шуры-муры!
- Это я, - храбро отвечал Миша, - я - Миша...
- А что тебе надобно? - спросил надзиратель.
- Да мне жаль бедных мальчиков-колокольчиков, они все такие умные, такие
добрые, такие музыканты, а по вашему приказанию дядьки их беспрестанно
постукивают...
- А мне какое дело, шуры-муры! Не я здесь набольший. Пусть себе дядьки
стукают мальчиков! Мне что за дело! Я надзиратель добрый, все на диване лежу и
ни за кем не гляжу. Шуры-муры, шуры-муры...
- Ну, многому же я научился в этом городке! - сказал про себя Миша. - Вот
еще иногда мне бывает досадно, зачем надзиратель с меня глаз не спускает.
"Экой злой! - думаю я. - Ведь он не папенька и не маменька; что ему за дело,
что я шалю? Знал бы, сидел в своей комнате". Нет, теперь вижу, что бывает с
бедными мальчиками, когда за ними никто не смотрит.
Между тем Миша пошел далее - и остановился. Смотрит, золотой шатер с
жемчужною бахромою; наверху золотой флюгер вертится, будто ветряная мельница,
а под шатром лежит царевна Пружинка и, как змейка, то свернется, то
развернется и беспрестанно надзирателя под бок толкает. Миша этому очень
удивился и сказал ей:
- Сударыня царевна! Зачем вы надзирателя под бок толкаете?
- Зиц-зиц-зиц, - отвечала царевна. - Глупый ты мальчик, неразумный
мальчик. На все смотришь, ничего не видишь! Кабы я валик не толкала, валик бы
не вертелся; кабы валик не вертелся, то он за молоточки бы не цеплялся,
молоточки бы не стучали; кабы молоточки не стучали, колокольчики бы не
звенели; кабы колокольчики не звенели, и музыки бы не было! Зиц-зиц-зиц. Мише
захотелось узнать, правду ли говорит царевна. Он наклонился и прижал ее
пальчиком - и что же?
В одно мгновение пружинка с силою развилась, валик сильно завертелся,
молоточки быстро застучали, колокольчики заиграли дребедень и вдруг пружинка
лопнула. Все умолкло, валик остановился, молоточки попадали, колокольчики
свернулись на сторону, солнышко повисло, домики изломались... Тогда Миша
вспомнил, что папенька не приказывал ему трогать пружинку, испугался и...
проснулся.
- Что во сне видел, Миша? - спросил папенька.
Миша долго не мог опамятоваться. Смотрит: та же папенькина комната, та же
перед ним табакерка; возле него сидят папенька и маменька и смеются.
- Где же мальчик-колокольчик? Где дядька-молоточек? Где царевна Пружинка?
- спрашивал Миша. - Так это был сон?
- Да, Миша, тебя музыка убаюкала, и ты здесь порядочно вздремнул. Расскажи
же нам по крайней мере что тебе приснилось!
- Да видите, папенька, - сказал Миша, протирая глазки, - мне все хотелось
узнать, отчего музыка в табакерке играет; вот я принялся на нее прилежно
смотреть и разбирать, что в ней движется и отчего движется; думал, думал и
стал уже добираться, как вдруг, смотрю, дверка в табакерку растворилась... Тут
Миша рассказал весь свой сон по порядку.
- Ну, теперь вижу, - сказал папенька, - что ты в самом деле почти понял,
отчего музыка в табакерке играет; но ты это еще лучше поймешь, когда будешь
учиться механике.

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 26 авг 2016, 16:50

Если у вас есть друзья-математики, которые спрашивают вас, зачем читать художественную литературу, дайте им этот текст. Если у вас есть друзья, которые убеждают вас, что скоро все книги станут электронными, дайте им этот текст. Если вы с теплотой (или наоборот с ужасом) вспоминаете походы в библиотеку, прочитайте этот текст. Если у вас подрастают дети, прочитайте с ними этот текст, а если вы только задумываетесь о том, что и как читать с детьми, тем более прочитайте этот текст.

Итак, я собираюсь поговорить с вами о чтении и о том, что чтение художественной литературы и чтение для удовольствия является одной из самых важных вещей в жизни человека.

И я очевидно очень сильно пристрастен, ведь я писатель, автор художественных текстов. Я пишу и для детей, и для взрослых. Уже около 30 лет я зарабатываю себе на жизнь с помощью слов, по большей части создавая вещи и записывая их. Несомненно, я заинтересован, чтобы люди читали, чтобы люди читали художественную литературу, чтобы библиотеки и библиотекари существовали и способствовали любви к чтению и существованию мест, где можно читать. Так что я пристрастен как писатель. Но я гораздо больше пристрастен как читатель.

Однажды я был в Нью-Йорке и услышал разговор о строительстве частных тюрем – это стремительно развивающаяся индустрия в Америке. Тюремная индустрия должна планировать свой будущий рост – сколько камер им понадобится? Каково будет количество заключенных через 15 лет? И они обнаружили, что могут предсказать все это очень легко, используя простейший алгоритм, основанный на опросах, какой процент 10 и 11-летних не может читать. И, конечно, не может читать для своего удовольствия.

В этом нет прямой зависимости, нельзя сказать, что в образованном обществе нет преступности. Но взаимосвязь между факторами видна. Я думаю, что самые простые из этих связей происходят из очевидного:

Грамотные люди читают художественную литературу.

У художественной литературы есть два назначения:

• Во-первых, она открывает вам зависимость от чтения. Жажда узнать, что же случится дальше, желание перевернуть страницу, необходимость продолжать, даже если будет тяжело, потому что кто-то попал в беду, и ты должен узнать, чем это все кончится… в этом настоящий драйв. Это заставляет узнавать новые слова, думать по-другому, продолжать двигаться вперед. Обнаруживать, что чтение само по себе является наслаждением. Единожды осознав это, вы на пути к постоянному чтению.

• Простейший способ гарантировано вырастить грамотных детей – это научить их читать и показать, что чтение – это приятное развлечение. Самое простое – найдите книги, которые им нравятся, дайте к ним доступ и позвольте их прочесть.

• Не существует плохих авторов для детей, если дети хотят их читать и ищут их книги, потому что все дети разные. Они находят нужные им истории, и они входят внутрь этих историй. Избитая затасканная идея не избита и затаскана для них. Ведь ребенок открывает ее впервые для себя. Не отвращайте детей от чтения лишь потому, что вам кажется, будто они читают неправильные вещи. Литература, которая вам не нравится, – это путь к книгам, которые могут быть вам по душе. И не у всех одинаковый с вами вкус.

• И вторая вещь, которую делает художественная литература, – она порождает эмпатию. Когда вы смотрите телепередачу или фильм, вы смотрите на вещи, которые происходят с другими людьми. Художественная проза – это что-то, что вы производите из 33 букв и пригоршни знаков препинания, и вы, вы один, используя свое воображение, создаете мир, населяете его и смотрите вокруг чужими глазами. Вы начинаете чувствовать вещи, посещать места и миры, о которых вы бы и не узнали. Вы узнаете, что внешний мир – это тоже вы. Вы становитесь кем-то другим, и когда возвратитесь в свой мир, то что-то в вас немножко изменится.

Эмпатия – это инструмент, который собирает людей вместе и позволяет вести себя не как самовлюбленные одиночки.

Вы также находите в книжках кое-что жизненно важное для существования в этом мире. И вот оно: миру не обязательно быть именно таким. Все может измениться.

В 2007 году я был в Китае, на первом одобренном партией конвенте по научной фантастике и фэнтези. В какой-то момент я спросил у официального представителя властей: почему? Ведь НФ не одобрялась долгое время. Что изменилось?

Все просто, сказал он мне. Китайцы создавали великолепные вещи, если им приносили схемы. Но ничего они не улучшали и не придумывали сами. Они не изобретали. И поэтому они послали делегацию в США, в Apple, Microsoft, Google и расспросили людей, которые придумывали будущее, о них самих. И обнаружили, что те читали научную фантастику, когда были мальчиками и девочками.

Литература может показать вам другой мир. Она может взять вас туда, где вы никогда не были. Один раз посетив другие миры, как те, кто отведали волшебных фруктов, вы никогда не сможете быть полностью довольны миром, в котором выросли. Недовольство – это хорошая вещь. Недовольные люди могут изменять и улучшать свои миры, делать их лучше, делать их другими.

Верный способ разрушить детскую любовь к чтению – это, конечно, убедиться, что рядом нет книг. И нет мест, где дети бы могли их прочитать. Мне повезло. Когда я рос, у меня была великолепная районная библиотека. У меня были родители, которых можно было убедить забросить меня в библиотеку по дороге на работу во время каникул.

Библиотеки – это свобода. Свобода читать, свобода общаться. Это образование (которое не заканчивается в тот день, когда мы покидаем школу или университет), это досуг, это убежище и это доступ к информации.

Я думаю, что тут все дело в природе информации. Информация имеет цену, а правильная информация бесценна. На протяжении всей истории человечества мы жили во времена нехватки информации. Получить необходимую информацию всегда было важно и всегда чего-то стоило. Когда сажать урожай, где найти вещи, карты, истории и рассказы – это то, что всегда ценилось за едой и в компаниях. Информация была ценной вещью, и те, кто обладали ею или добывали ее, могли рассчитывать на вознаграждение.

В последние годы мы отошли от нехватки информации и подошли к перенасыщению ею. Согласно Эрику Шмидту из Google, теперь каждые два дня человеческая раса создает столько информации, сколько мы производили от начала нашей цивилизации до 2003 года. Это что-то около пяти экзабайтов информации в день, если вы любите цифры. Сейчас задача состоит не в том, чтобы найти редкий цветок в пустыне, а в том, чтобы разыскать конкретное растение в джунглях. Нам нужна помощь в навигации, чтобы найти среди этой информации то, что нам действительно нужно.

Книги – это способ общаться с мертвыми. Это способ учиться у тех, кого больше нет с нами. Человечество создало себя, развивалось, породило тип знаний, которые можно развивать, а не постоянно запоминать. Есть сказки, которые старше многих стран, сказки, которые надолго пережили культуры и стены, в которых они были впервые рассказаны.

Если вы не цените библиотеки, значит, вы не цените информацию, культуру или мудрость. Вы заглушаете голоса прошлого и вредите будущему.

Мы должны читать вслух нашим детям. Читать им то, что их радует. Читать им истории, от которых мы уже устали. Говорить на разные голоса, заинтересовывать их и не прекращать читать только потому, что они сами научились это делать. Делать чтение вслух моментом единения, временем, когда никто не смотрит в телефоны, когда соблазны мира отложены в сторону.

Мы должны пользоваться языком. Развиваться, узнавать, что значат новые слова и как их применять, общаться понятно, говорить то, что мы имеем в виду. Мы не должны пытаться заморозить язык, притворяться, что это мертвая вещь, которую нужно чтить. Мы должны использовать язык как живую вещь, которая движется, которая несет слова, которая позволяет их значениям и произношению меняться со временем.

Писатели – особенно детские писатели – имеют обязательства перед читателями. Мы должны писать правдивые вещи, что особенно важно, когда мы сочиняем истории о людях, которые не существовали, или местах, где не бывали, понимать, что истина – это не то, что случилось на самом деле, но то, что рассказывает нам, кто мы такие.

В конце концов, литература – это правдивая ложь, помимо всего прочего. Мы должны не утомлять наших читателей, но делать так, чтобы они сами захотели перевернуть следующую страницу. Одно из лучших средств для тех, кто читает с неохотой – это история, от которой они не могут оторваться.

Мы должны говорить нашим читателям правду, вооружать их, давать защиту и передавать ту мудрость, которую мы успели почерпнуть из нашего недолгого пребывания в этом зеленом мире. Мы не должны проповедовать, читать лекции, запихивать готовые истины в глотки наших читателей, как птицы, которые кормят своих птенцов предварительно разжеванными червяками. И мы не должны никогда, ни за что на свете, ни при каких обстоятельствах писать для детей то, что бы нам не хотелось прочитать самим.

Все мы – взрослые и дети, писатели и читатели – должны мечтать. Мы должны выдумывать. Легко притвориться, что никто ничего не может изменить, что мы живем в мире, где общество огромно, а личность меньше чем ничто, атом в стене, зернышко на рисовом поле. Но правда состоит в том, что личности меняют мир снова и снова, личности создают будущее, и они делают это, представляя, что вещи могут быть другими.

Оглянитесь. Я серьезно. Остановитесь на мгновение и посмотрите на помещение, в котором вы находитесь. Я хочу показать что-то настолько очевидное, что его все уже забыли. Вот оно: все, что вы видите, включая стены, было в какой-то момент придумано. Кто-то решил, что гораздо легче будет сидеть на стуле, чем на земле, и придумал стул. Кому-то пришлось придумать способ, чтобы я мог говорить со всем вами в Лондоне прямо сейчас, без риска промокнуть. Эта комната и все вещи в ней, все вещи в здании, в этом городе существуют потому, что снова и снова люди что-то придумывают.

Мы должны делать вещи прекрасными. Не делать мир безобразнее, чем он был до нас, не опустошать океаны, не передавать наши проблемы следующим поколениям. Мы должны убирать за собой, и не оставлять наших детей в мире, который мы так глупо испортили, обворовали и изуродовали.

Однажды Альберта Эйнштейна спросили, как мы можем сделать наших детей умнее. Его ответ был простым и мудрым. Если вы хотите, чтобы ваши дети были умны, сказал он, читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были еще умнее, читайте им еще больше сказок. Он понимал ценность чтения и воображения.

Я надеюсь, что мы сможем передать нашим детям мир, где они будут читать, и им будут читать, где они будут воображать и понимать.

Нил Гейман (Neil Gaiman)

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 27 авг 2016, 12:19

27 августа 1635 года скончался Ло́пе де Ве́га, драматург и поэт, одна из ключевых фигур в испанской литературе, реформатор испанского театра и самый плодовитый автор за всю мировую историю литературы.

Им создано около 2000 (двух тысяч!) пьес и около 3000 (трёх тысяч!) сонетов.
----
Кисти Луиса Тристана, 1614
Изображение


Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Сообщений в теме: 81
Всего сообщений: 3059
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
Re: Литературная беседка ( разговариваем и советуемся здесь)

Сообщение Agidel » 04 сен 2016, 05:12

2 сентября 1973 года на 82-м году жизни скончался английский писатель Джон Р. Р. Толкин (Толкиен), лингвист, поэт, филолог, профессор Оксфордского университета. Наиболее известен как автор классических произведений «высокой» (эпической) фантастики: «Хоббит, или Туда и обратно», «Властелин колец» и «Сильмариллион».
Изображение

Произведения Джона Р. Р. Толкина имели значительное влияние на массовую культуру XX века. Они были неоднократно адаптированы для кино, мультипликации, аудиопьес, театральной сцены, компьютерных игр. По ним созданы концептуальные альбомы, иллюстрации, комиксы. В литературе было создано большое количество подражаний книгам Толкина, их продолжений или антитез.

Фантастика Толкина стала социокультурным феноменом ХХ века.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Литературная страничка»