Уроки по теме "Изучаем Библию"Ветхий Завет.

Информация
Дорогие друзья!
Размещая ответы, заключайте их, пожалуйста, в спойлер, чтобы они не являлись невольными подсказками для других учащихся нашей виртуальной воскресной школы
Аватара пользователя
Автор темы
Agidel
Модератор
Модератор
Всего сообщений: 3711
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
 Re: Ветхий Завет.

Сообщение Agidel »

Сын премудрого Соломона

Во множестве народа — величие царя,
а при малолюдстве народа беда государю.
(Прит.14:28)

Когда Ровоам был маленький, он жил со своей мамой в роскошном дворце из мрамора и резного красного дерева. В соседних покоях жили принцессы из Эдома, Сидона, Моава, которых со временем становилось всё больше. Всё это были жёны его отца Соломона. Самой главной женой была дочь могущественного фараона, надменная красавица-египтянка. И хотя любая из принцесс думала о себе очень высоко, всем им было далеко до дочери египетского владыки. С Египтом считались все. Никогда египетских принцесс не выдавали замуж за чужих, отказали даже Вавилонскому царю. А эту отдали. Но маленькому Ровоаму не было до этого ровно никакого дела. Для него самой лучшей была, конечно, его мама, Наама аммонитянка. Не было ему дела и до того, что по восточному обычаю, а не по заповеди Господа, его отец умножал себе жён. Детям это не интересно. Интересно было то, что вокруг было много других детей – его сводных и родных братьев и сестёр. Жизнь их была весёлой и беззаботной. За маленькими смотрели мамушки и нянюшки, а за старшими уже и усмотреть нельзя было – они носились по галлереям в догонялки, прятались за высокими колоннами и за богатыми шторами, которыми были украшены коридоры и комнаты дворца. Сидели затаившись в сундуках с перинами, хихикали, выглядывая из-за подушек с бахромой. Веселей всего было в саду, где по дорожкам прохаживались павлины, а в клетках среди пышной зелени сидели обезьяны и разные диковинные звери. Выпросив на кухне кусочек мяса или лепёшки, Ровоам просовывал его в клетку, а затем быстро убирал пальцы и наблюдал. Когда зверёк подходил поближе, можно было изловчиться и погладить его по блестящей шкурке. В жаркий день здорово было опустить руку в прохладную воду бассейна и болтать ею, распугивая рыбок. Красота!
Девочек со временем начинали учить грамоте, танцам и хорошим манерам, а мальчиков читать, писать, запоминать отрывки из Священного Писания, охотиться и сражаться. Ровоам любил слушать рассказы о Моисее и Самсоне, об Иисусе Навине и Гедеоне, а больше всего о подвигах своего дедушки Давида – как он победил Голиафа, как скрывался в пещерах от коварного Саула, как разгромил арамейского царя и принёс в Иеруалим его золотые щиты. Дедушка умер, когда он был ещё совсем маленьким, но рассказы о нём Ровоам знал хорошо.
Ровоам с детства знал, что он самый главный из детей. Он был первородным сыном, наследным принцем. Отец его был очень занятым царём. Он очень любил строить – конюшни, крепости, защитные стены, дворцы и конечно гордость и святыню Израиля – Божий храм. Кроме того, к нему приходили на суд люди с самыми трудными спорами и вопросами. И папа всегда знал, как их рассудить. Статуи львов, охранявшие каждую из шести ступеней трона должны были вселять трепет в тех, кто приходил судиться. Они напоминали, что гнев царя — как рёв льва и что царь, сидящий на престоле суда, разгоняет очами своими все злое. По Иерусалиму часто проходили нагруженные сокровищами караваны. Они везли дань от покорённых соседей и подарки от царей из дальних стран. Все они приходили подивиться великолепию царского двора и Божьего храма и послушать мудрости Соломона. Вместе с ними слава о Соломоне расходилась по всей земле.
Когда отец не принимал послов в тронном зале и не устраивал пиры на тысячи людей, и не обсуждал торговлю египетскими скакунами и постройку флота, и…тогда он брал Ровоама на руки и говорил: «Слушай, сын мой, наставление отца твоего. Слушай, сын мой, и будь мудр. Не будь между упивающимися вином, между объедающимися мясом: потому что пьяница и обжора обеднеют, и сонливость оденет в лохмотья.» «Сын мой, - говорил он, присаживаясь у фонтана - Милость и истина охраняют царя, и милостью он поддерживает престол свой. Если царь судит бедных по правде, то престол его навсегда утвердится.» «Сын мой, - наставлял он Ровоама, - У терпеливого человека много разума, а раздражительный выказывает глупость. Сынок, если будут склонять тебя грешники, не соглашайся. Если сердце твое будет мудро, то порадуется и мое сердце». Соломон собирал для наставления и остальных детей, но Ровоам был особенным. Правду сказать, не всегда Ровоаму хотелось слушать наставления о мудрости, о Божьих заповедях и об обязанностях царя. Иногда он беспокойно ёрзал, думая скорее об играх с товарищами, чем об «изречениях разума».
Так он вырос, превратившись со временем в молодого красивого юношу, женился, и уже не бегал по дворцу, а выполнял всё более сложные поручения отца, учась понемногу управлять и царствовать. А царство, расширенное его славным дедом Давидом, воином и сладким певцом Израиля, простиралось от Красного моря на юге до великой реки Ефрата на севере, и от берега Средиземного моря до Аравийской пустыни. (КАРТА царства Соломона) Ровоам вникал во всё, что нужно было знать царю – как оборонять города, как собирать налоги, как вести переговоры. Он наблюдал, как строятся крепостные стены, как надсмотрщики покрикивают на рабочик и бьют замешкавшихся кнутами. На таких работах были заняты остатки неисстреблённых когда-то хананеев, но в конце к работам стали привлекать и своих - израильтян. Вместе с ним подрастали и его друзья. Они тоже учились всему, что нужно знать и уметь царским придворным и советникам. Их Ровоам хотел иметь рядом с собой, когда сам станет царём. Ему казалось, что это время никогда не настанет. Отец его правил долгих сорок лет. Сорок лет процветания и мира. Скажем, почти мира.
Дело в том, что к старости жён-язычниц у отца стало очень-очень много. Вначале он просто разрешал им верить в своих богов, как им вздумается, затем в порыве хорошего настроения или из-за их бесконечных жалоб стал один за другим возводить им языческие алтари и ставить идолов. На горе перед Иерусалимом вырос храм Хамосу, богу моавитян и Молоху, богу Аммонитян. Сидонянкам были поставлены статуи Астарты. В конце-концов Соломон и сам стал захаживать в языческие капища. А за ним струйкой потянулся народ. С тех пор Соломона стали беспокоить внешние и внутренние враги. Шайки Разона, ставшего позже царём Сирии, грабили Израильские деревни, идумейский принц Адер тоже вредил Соломону, чем только мог. И даже доверенный слуга царя попытался поднять в стране восстание. Восстание не удалось, и мятежник бежал в Египет.

Глава 2

Рваный плащ – история Иеровоама

Соломон укреплял городские стены вокруг Иерусалима. Дело это было очень нужное. В те времена город без стен был совершенно беспомощным. Когда надвигалась война, жители деревень бросали всё и спасались за крепкими стенами городов. Врагу тогда приходилось штурмовать город, делать подкоп, или начинать осаду и дожидаться, пока измученные голодом и болезнями люди просто сдадутся. Были и другие военные тактики. На таких вот работах Соломон заметил одного способного юношу из племени Ефрема - и юноша в короткое время оказался начальником над оброчными работниками дома Иосифа.
Дом Иосифа вовсе и не был домом. Так звали потомков двух сыновей Иосифа – Ефрема и Манассии, того самого Иосифа, которого братья продали в Египет, и который спас многих людей от голода. Теперь его многочисленные потомки составляли два племени (или колена) в Израиле. Когда израильтяне завоевали Ханаан, страна была разделена на части. Каждое племя Израильтян, которое вело свой род от двенадцати сыновей Иакова, получило свою часть, или удел. Удел потомков Асира, например, назывался Асиром, а удел потомков Вениамина - Вениамином. Всю южную часть страны занимало племя Иуды, где и находилась теперь столица Израильского царства - Иерусалим. (КАРТА расселения 12 колен) Все эти племена должны были платить царю налоги и давать оброчных людей. Кто такие обочне люди? Оброчными были люди, которые должны были какое-то время бесплатно работать на царя, например строить крепостные стены, дворцы или каналы. И хотя польза от укреплений была всем, бесплатно ведь аботать никто не любит, а особенно если эта работа не позволяет тебе распахать и засеять собственное поле. Крестьяне роптали. Особенно обидно было то, что царская область – удел Иуды – налогов не платила. Но у оброчных своя задача, а у начальника своя – Иеровоаму нужно было следить за тем, чтобы работа выполнялась аккуратно и в срок, чтобы рабочие были вовремя напоены и накормлены.
Однажды Иеровоам отправился из Иерусалима по какому-то делу. Дорога была пустынной, по ней издали навстречу ему шёл человек. Поравнявшись с Иеровоамом, человек поздоровался, а потом сделал совершенно неожиданную вещь – снял с себя новый плащ и стал рвать его на части. Такое мог сделать или пророк, или сумасшедший, ведь одежда в то время была большой ценностью. Никогда бы не стал человек попусту рвать свою одежду, а тем более новую.
Окинув взглядом незнакомца, Иеровоам понял, что перед ним не безумец, а скорее всего пророк. И точно, закончив рвать плащ, человек повелел Иеровоаму отсчитать себе десять кусков. Иеровоам поднял десять кусков, не задавая лишних вопросов. На земле осталось лежать ещё два. «Так говорит Господь Бог Израиля, - торжественно начал пророк, - Я отнимаю царство у Соломона и даю тебе из него десять частей, а одна останется за его потомками, ради отца его Давида, который старался исполнять Мои заповеди, и ради Иерусалима, который Я выбрал из всех городов. Это будет им наказанием за то, что они оставили Меня и стали служить другим богам. Всё это случится не во дни Соломона, а во дни его сына. Тогда ты станешь царём и будешь править в Израиле. Старайся быть послушным Мне, как Давид – и твои дети тоже будут царями. А потомки Давида будут на время унижены... но не навсегда, не навсегда». Пророк умолк, скорбно уставившись в землю. Под его ногами одиноко лежали два обрывка плаща – то ли племя Иуды, жившее вперемежку с Симеоном, как бы в одном уделе, то ли Иуда слившийся с Вениамином. Один или два – не так важно. Золотой век Соломона подходил к концу, а над любимой родиной пророка Ахии сгущались тучи.
Пророк ушёл. Иеровоам запихнул куски плаща за пазуху и крепко задумался. Срочное дело теперь уже не казалось ему таким важным. Ведь он будет царём! Но когда? Ему нравилось это сходство: царство было отобрано у Саула и передано богобоязненному Давиду. Теперь царство отнимается у отступника-Соломона и передаётся ему, Иеровоаму. И Саул и Соломон хорошо начали своё царство, но плохо кончили. Корона досталось более достойному. Иеровоам сразу почувствовал себя более достойным. Плечи его широко расправились, голова гордо поднялась – он уже представлял себя царём.
Но кем бы не воображал себя Иеровоам, душой он совсем не был похож на Давида. Давид ждал, когда Бог Сам поставит его царём, Давиду один день Божьего присутсвия был дороже жизни во дворце. Иеровоам ждать не хотел. Он хотел власти сейчас и сразу. Не обращая внимания на то, что Ахия предсказал раздел царства после смерти Соломона, Иеровоам решил приблизить желанный час и стал организовывать восстание. Недовольных, желающих поддержать его, было найти нетрудно, но заговор провалился и нетерпеливому мятежнику пришлось бежать в Египет.
Время тянулось долго, но вот из Израиля пришёл вестник с волнующими новостями – Соломон умер и коронация его сына назначена в Сихеме! Недовольные северные колена ждут Иеровоама и видят в нём своего вождя! Неудавшийся бунт не был забыт. Иеровоам засобирался и, не мешкая, отправился в Сихем. Такой важный момент упустить было никак нельзя.

Реклама
Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Уроки по теме "Изучаем Библию"»