Литературная страничкаАквамарин - проза (авторская страничка)

В этом разделе можно публиковать свои стихи и рассказы, обсуждать прочитанное
Аватара пользователя
Автор темы
Аквамарин
Житель форума
Житель форума
Всего сообщений: 2011
Зарегистрирован: 26.02.2014
Моя будущая профессия: Это пока под вопросом)))
Любимый школьный предмет: Все!
Откуда: Байкал
Возраст: 17
Контактная информация:
 Аквамарин - проза (авторская страничка)

Сообщение Аквамарин »

Всем привет! я хочу выложить мое авторское произведение, которое пока в процессе написания. Это - фантастическая повесть "Наследники лунной магии". Продолжение будет выкладываться! :friends:

прошу читайте и пишите комментарии :friends: :) :oops:

Итак....

Наследники лунной магии.
Глава 1. Переезд.

- Лиз, дорогая, ты закончила со сборами? Мы с папой почти упаковались!

Лизетт Моррис спешно закинула несколько своих любимых безделушек в наружный карман чемодана и высунула голову в окно, чтобы уведомить родителей, что ей потребуется еще около получаса. Миссис Моррис лучезарно улыбнулась дочери в знак согласия. Лиз вернулась к сборам, которые отняли у неё всё утро.

Критически оглядев свою опустошенную сборами комнату, девочка принялась снимать со стеллажа свои книги и аккуратно укладывать их в специально отведенную сумку. Это был волнительный и одновременно печальный день. Королевство Тонга не была её родной страной, но ей всё равно будет не хватать её солнечной красоты и добросердечного радушия жителей. Последние десять лет своей жизни Лизетт прожила в сказочно красивом месте, на небольшом острове Танору, со всех сторон окруженном непредсказуемыми волнами Тихого океана. Её родители были учёными, всю жизнь посвятившими изучению тропических водорослей. Когда Лиз сравнялось пять, а её брату, Кендрику, семь, семья Моррисов перебралась из сердца дождливой Англии в Тонгу. Здесь, в этом удивительном месте, чета Моррисов немедленно приступила к исследованиям, а Лизетт и Кендрику предстояло пойти в новую школу. Надо сказать, что остров был довольно маленьким, и на его территории проживало всего около двадцати семей, поэтому школа представляла собой небольшое однокомнатное здание. В нем занимались ученики всех возрастов и классов, а учителей было всего пять.

Лиз невольно вздохнула, вспомнив свою школу. Неудивительно, что белокожая семья из Туманного Альбиона разительно отличалась от островитян, которые все, как один, обладали светло-коричневой кожей и раскосыми глазами орехового оттенка. Однако, их быстро полюбили за открытость и доброжелательность. Лиз подружилась со всеми своими соседями. Они были, словно одна большая семья. Мысль о том, что скоро ей предстоит их покинуть отозвалась в душе девочки щемящей тоской...

Быстро смахнув тыльной стороной ладони слёзы, Лиз принялась упаковывать свои незамысловатые украшения, которые девочка мастерила сама из высохшей коры деревьев и найденных в океане ракушек. Творчество было её страстью. Различные украшения, статуэтки, рисунки и поделки её изготовления украшали дома многих островитян. Изначально в планы семейства не входил переезд из полюбившегося места, но не так давно Джине Моррис предложили место научного работника в университете города Голд Кост, Австралия, и, посоветовавшись с супругом, женщина приняла приглашение. Чета поразмыслила и пришла к общему заключению, что детям пойдёт на пользу обучение в большой городской школе, учитывая то, что близилась пора финальных экзаменов.

Ещё раз окинув взглядом комнату и, удостоверившись, что почти всё было собрано, Лиз принялась откручивать со стены старинное зеркало, доставшееся ей от прабабушки. Из него на Лиз смотрела бледнокожая девушка довольно высокого роста. Она обладала тонким, но крепким и спортивным телосложением. У Лизетт были большие мутно зеленого цвета глаза в обрамлении мягких, пушистых ресниц и длинные каштановые волосы с медовым отливом. Несмотря на то, что среди своих соседей девочка была своего рода достопримечательностью, её внешность была обыкновенной. Лиз не была наделена ни редкой привлекательностью, ни притягательным обаянием. Она была обычной.

Однако за непримечательной внешностью Лизетт скрывались необыкновенные силы, которые необходимо было держать в строжайшем секрете от окружающих. Дело в том, что Лиз была русалкой.

Всё началось ещё пять лет назад, когда десятилетняя Лиз самостоятельно исследовала просторы острова Танору. Родители на все выходные отлучились на большой остров Нинива, чтобы обзавестись кое-какой провизией и отправить свою почту в Британию, и дети остались под присмотром Калиссы, друга семьи. Калисса была доброй, но не очень осмотрительной, и Лиз беспрепятственно улизнула поздно вечером из дома, надеясь понаблюдать за полной луной с горы, венчавшей остров.

Но планам не суждено было воплотиться в жизнь. На полпути к горе, Лиз провалилась в небольшую пещеру, расположенную между двумя скалами, ведущими к вершине горы. Это привело девочку, жадную до приключений и открытий, в полный восторг. Пещерка была маленькой и странно уютной, словно небольшая комната. Она полностью состояла из горной породы, открывая лишь небольшой кружок неба. Посреди пещеры расположен был небольшой овальной формы пруд.

Девочка почувствовала себя там неописуемо уютно, словно бы она чудом оказалась в своей комнате. Вода призывно поблескивала, а каменные породы, создающие пещеру, придавали ей загадочно-притягательный тёмно ультрамариновый цвет. Звезды загадочно сияли, отражаясь в чистой глади пруда. Повинуясь какому-то неясному порыву, Лиз осторожно спустилась в пруд. Вода была тёплой и приятно ласкала кожу. Мгновенно позабыв все свои планы, девочка несколько раз проплыла через прудик. Он оказался на удивление глубоким.

Вдруг произошло нечто невероятно и завораживающее. Неожиданно в тесном окошке в изголовьи пещеры появилась полная луна и озарила чистым, бледным светом это таинственное место. Внезапно вода в пруде заискрилась мерцающим светом. У Лизетт бешено заколотилось сердце. Что-то мистическое происходило в этом бассейне, и она была частью этого! Лиз никогда не упускала возможности поиграть с местными детьми, и вместе они исследовали весь остров, однако никто и никогда не заикался об этой пещере или пруде. Неожиданно, когда луна была прямо над центром пруда, крошечные искорки, напоминающие светящиеся капли, начали подниматься из бассейна прямо навстречу луне. Всё тело Лиз обдало жаром, а по коже поползли мурашки. На какое-то безумное мгновение девочке показалось, что её тело будто бы слилось с водой, стало одним целым с волнами, пробегающими по глади пруда, и вдруг всё закончилось. Луна скрылась из виду, и мистическое сияние прекратилось. Ошарашенная произошедшим, Лиз вернулась домой, где её уже поджидала разъяренная Кларисса и сонный взволнованный брат.

Лиз улыбнулась воспоминаниям. Она, наверное, никогда не сможет забыть то утро, когда вдруг обнаружила, что при малейшем контакте её кожи с водой, у неё вырастает хвост русалки. Поначалу известие поразило её, но почему-то даже в столь юном возрасте в её сердце прочно жила уверенность в том, что всё происходящее было её судьбой, её предназначением. Девочка диву давалась, что нечто столь чудесное круто пошатнуло размеренный ход её повседневной жизни. Последующие годы её основным занятием стало исследование подводных глубин, которые всегда манили и очаровывали любознательную Лиз. Её новым увлечением немедленно стало изучение морских рыб, с которыми девочка могла часами плавать. Ей казалось, что все они говорили ей о чём-то неведомом, и она силилась понять их дивный язык.

Держать что-то в тайне на таком небольшом острове было тяжело, но семья Лиз была немедленно посвящена в её секрет. Будучи влюблёнными во все загадки окружающего мира учёными, родители девочки отреагировали на её откровение с пониманием и ободряющей сдержанностью, и немедленно приступили к исследованию пещеры, где их дочь обрела свою необыкновенную силу. Однако далеко в работе им продвинуться не удалось, и мистер и миссис Моррис возлагали большие надежды на возможность подробнее изучить этот предмет в Австралии, где в их распоряжение перейдёт огромная лаборатория.

Тряхнув головой, дабы отогнать от себя воспоминания, Лизетт не без усилия застегнула молнию на своём старом чемодане. Осторожно проталкивая его вперёд, девушка, напряжённо пыхтя от усилия, спустилась на первый этаж их дома. Там её уже ждала взволнованная мать, судорожно пересчитывая чемоданы и сумки.

- А вот и ты, Лиззи! Папа и Кендрик как раз собирались начать погружать вещи в лодку, - она улыбнулась дочери, увидев слегка удручённое выражение лица Лиз. Покидать остров было тяжким испытанием для всей семьи, успевшей всем сердцем полюбить это крохотное местечко посреди океана.

Джина Моррис обладала необычной, но довольно привлекательной внешностью. Лиз была больше похожа на отца. У Джины были белокурые волосы, коротко подстриженные, и чуть раскосые серые глаза, меняющие цвет в зависимости от освещения. То они были тёмно серыми, то чуть синеватыми, то с загадочным бутылочно зелёным оттенком... Молочно бледную кожу женщины украшала россыпь аккуратных веснушек. Лиз всегда мечтала о таких же, как у матери, веснушках, но они отчего-то не хотели появляться, хотя девочка проводила немало времени, купаясь в лучах золотисто ласкового тонганского солнца.

- Ну ничего себе! - изумлённо присвистнув, воскликнул только что вошедший в дом Кендрик. Брат Лиз был статным, крепкого сложения юношей с золотистыми, как у матери, волосами, которые, чуть завиваясь, свисали почти до плеч. Его излюбленным занятием была ловля рыбы без использования удочки и фехтование, - И как я должен управиться со всеми этими вещами?!

Возмущение его было скорее наигранным, потому что, несмотря на удручающее количество чемоданов, сумок, свертков, тюков и коробок и их безусловную тяжесть, Кендрик безропотно принялся за работу, с энтузиазмом относя вещи в лодку, пришвартованную у пристани. Дом семейства Моррис находился прямо у причала, что позволяло им проводить немало счастливых часов на берегу. Лиз любила, чуть проснувшись, вскарабкаться на вершину мангового дерева, украшающего их сад, и наслаждаться красотой океанских волн, омывающих песчаный берег.

Когда все вещи, наконец, перекочевали на борт, в комнату заглянул Джеффри Моррис, отец Лизетт. У него были такие же, как у неё, глаза, и пушистые каштановые волосы. Именно с ним у Лиз были самые близкие отношения.

- Девчонки, пора идти, - уведомил он жену и дочь с улыбкой, - Всё готово.

Лиз бросила прощальный взгляд на дом. Здесь, в этом небольшом, но уютном доме, она прожила десять самых счастливых лет своей жизни. Что ждало её в будущем? Какие загадки таил в себе пока неизведанный ею город на другой стороне океана?

Добавлено спустя 25 секунд:
Чтобы проводить семью Моррисов, на берегу собрались почти все жители острова. Глаза Лиз наполнились слезами, когда она обнимала на прощание своих односельчан, взволнованно сгрудившихся у пристани. Взобравшись на лодку, она продолжала выкрикивать прощальные фразы и, когда они отчалили, сквозь слёзы продолжала смотреть им вслед.

- Ну, смотри веселей! - подбодрил Лиз отец, игриво потрепав дочь по плечу, - Ведь впереди новая жизнь.

Лиз согласна кивнула и спешно утёрла слезы рукавом. Что правда, то правда... Перспектива начать новую жизнь в совершенно новом, неизведанном месте, полном возможностей, будоражила и радостно волновала Лиз. Она искренне любила свою жизнь на острове, но в её сердце горела жажда приключений, которую остров Танору с его дружелюбными жителями уже была не в силах утолить.

* * *
Путешествие прошло гладко, без особых происшествий. Сначала семье предстояло перебраться на лодке до большого острова, на котором расположен был крупнейший в Тонге город. Это был одновременно административный и промышленный центр, порт и аэропорт. Лиз уже бывала здесь с родителями, когда им приходилось закупаться книгами и прочими вещами, которые было невозможно найти дома.

Там они сели на самолёт, который должен был прямым рейсом довезти их до Голд Кост. Это была самая взбудораживающая и волнительная часть их путешествия. Лиз приходилось летать лишь однажды, в пять лет, и память девочки сохранила лишь обрывочные воспоминания об этом событии. Почти всю дорогу Кендрик и Лиз, сидящие рядом у иллюминатора, взволнованно проболтали, обсуждая происходящее и свои планы на будущее. Однако, быстро утомившись, оба уснули и проспали до самой посадки.

Австралия встретила Моррисов золотистым, как и обещало название их нового дома, закатом, который разлил по небесному своду поражающие своим великолепием алые, розово-багряные и оранжевые краски. Медленно и величаво заходящее за горизонт солнце яркими переливами отражалось в мирной океанской глади. Лиз невольно охнула, приметив, каким большим был город. В ленивой спешке туда-сюда сновали машины, улицы были заполнены людьми, вдали высилось несколько небоскребов... Всё было непривычно новым и интригующим.

- Да, мы не в Канзасе, - довольно ухмыльнулся Кендрик, оглядываясь вокруг, - Здесь всё... похожее, но совершенно другое.

Лиз знала, что он имел в виду. Почти со всех сторон омываемый водами Тихого океана, полный тропических растений и деревьев, обласканный нежными лучами южного солнца, Голд Кост во многом напоминал милую сердцу Тонгу. Однако, жизнь в Тонге была для ребят последовательной, размеренно-сдержанной. Здесь же царило взбалмошное оживление, приятно взволновавшее сердце Лизетт.

- Надеюсь, мы не будем слишком выделяться, - пожав плечами, задумчиво молвила девочка.

- Город такой большой! Вы только представьте, сколько тут будет занятий, - восхитилась Джина, вглядываясь в улицы города через окно такси, которое должно было довезти их до нового дома, купленного не так давно.

- Ну да. И магазинов, - хмыкнул Джефф, когда такси подъезжало к дому по усыпанной гравием подъездной аллее, - Сколько с нас? Да. Да. Спасибо. Всего хорошего!

Джефф расплатился с таксистом и вышел из машины.

Новый дом, по их тонганским представлениям, был просторным и очень красивым. Он был белым и двухэтажным, с обширной мансардой, несколькими балконами и большим садом. Сначала в нём лишь мягко шелестел зеленеющий газон, но уже на следующий день Джина с самозабвением принялась всевозможных типов цветы. Садоводство было её хобби и самым любимым способом расслаблять напряжённые нервы.

Супруги Моррис обустроили себе спальню на первом этаже и быстро оборудовали большую комнату-студию под личную лабораторию. Лизетт и Кендрику выделили по комнате на втором этаже. Комната Лиз была просторной и светлой. В ней были большие, в пол стены, окна, и белый балкон, выходящий прямо на сад. Стены украшали нежно-лилового цвета обои, а пол был паркетным, светло-персиковым. Несмотря на то, что она очень устала после перелета, девочки тут же принялась устраиваться. Сначала она развешала в специально отведённый шкаф всю свою одежду, которой было не много, а потом закинула на недавно купленный стеллаж книги, которых было в разы больше. Развесив по стенам свои плакаты и любимые фотографии, Лиз окончательно утомилась и, не раздеваясь и не ужиная, рухнула в постель и мгновенно уснула. Завтрашний день обещал быть ещё более насыщенным.

Добавлено спустя 30 секунд:
Глава 2. Первый день, новые надежды.

На следующее утро Лиз проснулась с восходом солнца. Всё её тело зудело, а голова раскалывалась от пульсирующей боли. Покряхтывая, девочка приподнялась на подушках и недоуменно оглянулась вокруг. Обстановка казалась ей незнакомой. Где она и как она тут очутилась?

Вдруг память прояснилась, и Лиз невольно застонала, вспоминая.

Она была в Австралии. И, если верить прикроватному будильнику, спала она уже почти двенадцать часов.

На ходу скидывая с себя вчерашнюю одежду и укоряя себя за непредусмотрительность, Лиз поплелась в душ. Сегодня ей предстоял первый школьный день и нужно было выглядеть пристойно.

Когда Лиз спустилась к завтраку, вся семья уже собралась за обеденным столом на кухне. Все выглядели отдохнувшими и посвежевшими.

- Доброе утро, дорогая. Вот твой завтрак, - и Джина протянула дочери тарелку.

Джина Моррис отличалась легким, покладистым нравом, пытливым умом и импульсивной увлечённостью. Она была общительной и легко обзаводилась друзьями в любом месте и ситуации.

- Ну, как тебе спалось? К школе готова? - поинтересовался папа, опустив на стол утреннюю газету, которую до того момента увлечённо читал, - Вообще, мы с мамой хотели дать вам недельку-другую, чтобы осмотреться и освоиться, но администрация школы настояла на том, чтобы принять вас сразу же. Такие порядки, - и Джеффри, сочувственно улыбаясь, повёл плечами. Лиз улыбнулась. Джефф был терпеливым и вдумчивым и никогда не терял контроля над собой. Почти все его поступки были преисполнены состраданием и теплотой.

- Да нет, всё в порядке. Я только рада пойти в школу.

- Говори за себя, - ухмыльнулся брат. Они с Лизетт нередко спорили на всевозможные темы, варьирующиеся от семейных неурядиц до цвета его новых шнурков, но на самом деле их связывали прочные дружеские узы и всерьёз ребята никогда не ссорились. Мальчик отличался незаурядной отвагой и преданностью.

После завтрака Джина поехала в университет, где ей предстояло начать работу, а Джефф взялся отвезти детей в школу. Лиз собиралась пойти в десятый класс, а её брата приняли в двенадцатый, выпускной.

Во время поездки девочка продолжала рассматривать улицы своего нового города, не переставая дивиться его величине и красоте. Самый большой город, где ей довелось побывать, был в несколько раз меньше Голд Кост, и состоял всего из тринадцати улиц. Там не было зданий выше пяти этажей. Лиз гадала, сможет ли она запомнить все эти сложные пересечения улиц.

Школа же превзошла все ожидания ребят. Она была очень большой и соединяла в себе несколько зданий. Школе принадлежало несколько спортивных площадок и два бассейна. Дав себе зарок, что ни за что не позволит себе оказаться поблизости одного из них, девочка с восхищением рассматривала обширное поле для гольфа, простирающееся на расстоянии несколько футов.

До начала занятий оставалось еще довольно много времени, поэтому учеников почти не было. Джеффри и ребята проследовали прямо в кабинет директора, который должен был выдать Лиз и Кендрику их расписания. Не без труда отыскав класс, Джефф постучал и, услышав зычное "Войдите!", все трое поспешили внутрь.

Директор, мистер Лориц, был пухловатым и коренастым мужчиной средних лет с обширной лысиной и маленькими блестящими глазками, похожими на чёрные бусинки. Судя по всему, мистер Лориц безуспешно пытался отрастить бороду, потому что нижняя часть его круглого лица была покрыта неровно растущими рыжеватыми волосками, которые он нещадно подергивал всегда, когда был не уверен или взволнован.
Не зло победит зло, но только любовь!

Реклама
Аватара пользователя
СергейСт
Бываю часто
Бываю часто
Всего сообщений: 789
Зарегистрирован: 18.03.2012
Любимый школьный предмет: физика, математика
Откуда: российская глубинка
Возраст: 47
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение СергейСт »

Браво, Эмилина, хорошо написано. Пока я не вижу, для чего и о чём это произведение, фабулы перед глазами ещё нет, но меня порадовала правильная орфография. А также развитой, насыщенный оборотами язык. Это почти взрослый язык.

И ещё: лучше не постить так много текста, прячь его под спойлер.
Ребята, давайте жить дружно!

Аватара пользователя
Автор темы
Аквамарин
Житель форума
Житель форума
Всего сообщений: 2011
Зарегистрирован: 26.02.2014
Моя будущая профессия: Это пока под вопросом)))
Любимый школьный предмет: Все!
Откуда: Байкал
Возраст: 17
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Аквамарин »

СергейСт, спасибо :roll: :) Вообще, если честно текст редактировался взрослым от ошибок в орфографии и пунктуации, неправильной речи и тому подобное... :) :oops: :oops: Надеюсь, что это редактирование - это не плохо... :oops: Просто не хочется выкладывать книгу с ошибками! Это, так сказать, "ввод в основные обстоятельства", "предлагаемые обстоятельства" (как мне объяснили), сюжет развернется позже :wink:
Не зло победит зло, но только любовь!

Аватара пользователя
Agidel
Модератор
Модератор
Всего сообщений: 3726
Зарегистрирован: 01.01.2012
Любимый школьный предмет: ИЗО, черчение, ОПК, МХК
Откуда: Россия
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Agidel »

Эмилина! Я прочитала. Мне понравился твой стиль изложения. Удачи тебе! Твоим родителям очень повезло с дочерью. Поверь, я знаю подростков. Передай им поклон!

Аватара пользователя
Автор темы
Аквамарин
Житель форума
Житель форума
Всего сообщений: 2011
Зарегистрирован: 26.02.2014
Моя будущая профессия: Это пока под вопросом)))
Любимый школьный предмет: Все!
Откуда: Байкал
Возраст: 17
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Аквамарин »

Agidel, :oops: :oops: cпасибо большое :) Очень приятно это слышать! Думаю им тоже будет приятно :)
Не зло победит зло, но только любовь!

Аватара пользователя
Ландыш
Я в домике
Я в домике
Всего сообщений: 3496
Зарегистрирован: 22.12.2013
Любимый школьный предмет: русский
Откуда: москва
:
Призёр конкурса Участник конкурса рисования
Возраст: 19
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Ландыш »

Эмилина, очень интересное произведение. Ошибки есть ошибки, никто не идеален. Жду продолжения и надеюсь, что ты ещё порадуешь всех своим творчеством.
Большинство сказок в той или иной степени правдивы.

Аватара пользователя
Автор темы
Аквамарин
Житель форума
Житель форума
Всего сообщений: 2011
Зарегистрирован: 26.02.2014
Моя будущая профессия: Это пока под вопросом)))
Любимый школьный предмет: Все!
Откуда: Байкал
Возраст: 17
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Аквамарин »

Листвянка, большое спасибо за теплые слова! :) Очень приятно! Буду стараться продолжать. Пока готово 3 главы, я планирую повесть из примерно 18-20 глав. Дальше...

- Чем могу быть полезен? - осведомился мистер Лориц, жестом указывая пришедшим на три свободных кресла у окна. Лиз села, изучая картины, висящие за спиной у директора. Картины были выполнены чуть коряво, большими, неловкими мазками, но с интересными цветовыми решениями. Видимо, они были творениями особо отличившихся учеников.

- Доброе утро, - спешно прочистив горло, вежливо начал мистер Моррис, - Меня зовут Джефф Моррис, а это мои дети, Кендрик и Лизетт Моррис. Мы вчера прилетели из Тонги, где жили последние десять лет. Моя жена связалась с администрацией, и ей сказали, что нас сразу примут...
- А, так это вы! Да, да, Вендри мне рассказывала о наших новых учеников. Вообще, мы обычно не принимаем новичков посреди учебного года, но ради таких необычных ребят решили сделать исключение, - мистер Лориц приветливо улыбнулся порядком смущенной Лиз и невозмутимому Кендрику. - Полагаю, вы привезли оригиналы документов.

- Да, да, безусловно, - мистер Моррис зарылся в своем кожаном портфеле в поисках нужной папки и, когда она, наконец, нашлась, протянул её директору. Здесь были сведения о пройденном ребятами учебном материале, их предыдущие отметки и информация о медицинской страховке.

- Отлично, - улыбнулся директор и положил их в специальный ящик со сведениями об учениках. Затем мистер Лориц дал ребятам по какому-то листку. - Это ваши расписания на этот год, а также карта школы. Сначала вы будете немного путаться и теряться, но потом быстро привыкнете. После уроков приходите в мой кабинет, вы оба, я попрошу кого-нибудь из ребят провести для вас небольшую экскурсию по школе. Так... Что ещё... У нас запрещено списывание и прогулы, опоздания также караются, но менее строго. Категорически запрещены оскорбления, нецензурная речь, неприличные надписи на одежде... - мистер Лориц загибал пальцы на левой руке, вспоминая, - Никаких высоких каблуков или коротких топов. Так... глубокие вырезы также запрещаются. Никакого курения на территории школы или вне её. Вроде бы, перечислил основное... Если возникнут вопросы, обращайтесь ко мне или к вашим учителям. У нас работает много внеклассных занятий, уверен, вы найдете что-то по душе. В общем, надеюсь, вы быстро освоитесь и учеба в нашем заведении вам понравится. - и мистер Лориц вновь улыбнулся и, показывая, что на этот раз аудиенция окончена и ребята могут расходиться, закинул ноги на стол и вновь углубился в газету. Лиз прыснула, и Моррисы поспешили ретироваться. Уроки должны были начаться всего через несколько минут, и Джеффу еще надо было устроиться на работу в тот же университет, куда ранее отправилась его жена.

- Ну как, всё в порядке? Справитесь дальше сами? - поинтересовался Джефф, нервно поглядывая на часы. Кендрик заверил его, что волноваться было не о чем, и, пожелав ребятам хорошего дня, отец удалился во двор, где была припаркована машина.

Оказалось, что первые уроки у ребят должны были пройти в разных корпусах, поэтому они, пожелав друг другу удачи, разошлись в поисках своих классов. Первым занятием у Лизетт была назначена история, поэтому она, потерявшись в потоке разношерстных учеников, отправилась в класс, который девочка, пользуясь данной директором картой, нашла довольно просто.

Класс истории был довольно просторным, но из-за обилия заставлявших его вещей казался маленьким и тесным. Лиз сначала даже поперхнулась от изумления, увидев всё это разнообразие. Здесь были книги - много, очень много книг; ими были вплотную заставлены многочисленные полки, прибитые к стенам, они возвышались с массивных шкафов и даже стояли в беспорядочных стопках на полу. Стены были наглухо заклеены огромными картами различных эпох и местностей, а на подоконниках, тесня друг дружку, расположились диковинные растения во внушительных размеров горшках. С интересом рассматривая обстановку и ступая очень осторожно, дабы не задеть ненароком какую-нибудь книгу, Лиз уселась за последний стол в первом ряду, тихо надеясь, что это место никто не занял. И она не просчиталась - когда другие ребята, галдя и пихаясь, начали заполнять кабинет, они будто бы специально обходили стороной задний ряд. Лиз, помня о дружелюбии тонганцев, ожидала, что с ней сразу начнут знакомиться, но этого не последовало. Некоторые мальчишки бросали на неё беглые взгляды, но этим дело ограничивалось.

"Да.. Как-то нелепо выходит? Может, мне заговорить? Интересно, австралийцы вообще знакомятся?", размышляла девочка, украдкой рассматривая своих новых одноклассников.

Её мысли неожиданно прервал звонок, со звуком которого в класс шустро влетела невысокая, подтянутого телосложения девочка с вьющимися золотистыми локонами до плеч. Девочка носила очки в стильной оправе. Оказавшись в классе, незнакомка замерла на месте и, спешно оглядев кабинет и, видимо, оценив обстановку, издала пронзительный победный клич.

- Уф!... Здорово, успела сюда до этой клячи, - облегченно вздохнула светловолосая. У неё была чистая, розоватая кожа, похожая на лепесток какого-то цветка, большие ясно-голубые с оттенком лазури глаза, в которых плясали озорные огоньки, и правильные, мягко очерченные черты лица. Девочка была очень миловидной, и Лиз невольно залюбовалась её кукольными кудряшками и изящной подтянутостью фигуры. Незнакомка была одета в плотно облегающие голубые джинсы, простую белую майку и ослепительно красный замшевый пиджак.

- Вы так в этом уверены, мисс Эллодж? - ледяным тоном отчеканила преподавательница, которая, как оказалось, бесшумно сидела в крупном кожаном кресле, повернутом прочь от учеников, к доске. Было слышно, как кудрявая девочка тихонько чертыхнулась сквозь зубы. Учительница же, круто развернув своё кресло, теперь вперила свои маленькие глазки-жучки в опоздавшую.

- Ну, мисс, что вы можете сказать в своё оправдание на этот раз?

Девочка промямлила что-то невнятное, умоляюще глядя на преподавательницу. Теперь у неё был смиренный, почти жалкий вид. Несмотря на свою выходку, девочка не казалась ни наглой, ни распущенной.

- Ладно, Магда, садись уже куда-нибудь. Но ты будешь отвечать сегодня урок, - смилостивилась преподаватель и жестом указала провинившейся школьнице вглубь класса, призывая её сесть. Магда поспешила повиноваться и, видимо, надеясь укрыться от гнева учителя, плюхнулась за парту на заднем ряду, рядом с Лиз.

Учительница, обозначенная в листке Лизетт, как мисс Рейнольдс, поднялась со своего помоста, водрузила на худой крючковатый нос тонкие очки в блестящей роговой оправе и пытливо оглядела класс. Это была дородная, но худощавая женщина с острым подбородком и на удивление весёлыми темно-карими глазами. На ней был коричневый твидовый пиджак и чопорное серое платье.

- Ну что? И кого же мне помучить сегодня? - поинтересовалась она, по-прежнему оглядывая класс. Тут взгляд её остановился на Лизетт. Та смутилась, но взгляд не отвела.

- А, это, должно быть, наша новенькая, - приветливо молвила учительница, рассматривая Лиз, - Мисс Моррис, если я не ошибаюсь. Что ж, мисс Моррис, будьте добры встать.

Не уверенная, к чему она клонит, Лизетт послушно поднялась со стула. Тут девочка почувствовала на себе десятки взглядов.

- Ну что, мисс Моррис? Мы вами весь день будем любоваться? - вспылила мисс Рейнольдс, и Лиз окончательно оробела. Разве не сама она только что...

- Ой, ну что же с вами делать, юная леди? Прежде, чем мы начнём урок, вы, как новенькая, должны спеть для класса. Приступайте же. Мы ждем, - и на этом мисс Рейнольдс с милой улыбкой вновь грузно опустилась в своё кресло за преподавательским столом и устремила взгляд на Лизетт в ожидании.

Похоже, она не пошутила... Внутри у Лиз все похолодело и засосало под ложечкой. Так бывало, когда она достигала крайней степени испуга или смущения. Пение точно не было её сильной стороной. Пела она лишь, оказываясь в открытом океане, предварительно убедившись, что поблизости нет людей, которые могли бы это услышать. И то, с горечью подумала девочка, даже дельфины и пролетающие мимо чайки спешили покинуть её, стоило Лизетт начать петь. Разум мгновенно заполнили воспоминания. Ей четыре, она ещё живёт в Англии. Школьный праздник, и Лиз, чрезвычайно довольная собой, поёт на сцене перед своими одноклассниками. Восторга не последовало. Дети в ужасе начали закрывать руками уши, а потом оглушительно захохотали. То, что должно было стать началом её карьеры, превратилось в самое унизительное воспоминание в её жизни. Не выдержав позора и унижения, малышка Лизетт наделала в штаны перед всей школой...

Нет, не будет она петь! И эта кляча её не заставит!

Ученики начали неуверенно хихикать, а кое-кто с упоением зашушукался, ожидая её реакции. Ситуация становилась всё более и более невыносимой.

Вдруг что-то нарушило гнетущую тишину.

Магда, всё это время безмолвно наблюдавшая за этой сценой, переводя пристальный взгляд то на мисс Рейнольдс, то на Лиз, то снова на учительницу, с грохотом поднялась со своего стула и возмущенно уставилась на преподавателя.

- Неправда! Новенькая, как там тебя, и вовсе ты не должна петь! Бабушка, и как ты можешь так издеваться над ней?! Ты посмотри, она же едва дышит от испуга!

И Магда, гневно закатив глаза, с таким же грохотом приземлилась обратно. Вот так интересно! Оказывается, она приходилась преподавательнице внучкой... Что же, Лиз сразу показалось, что в их отношениях было нечто фамильярное, похожее на семейную склоку...

Мисс Рейнольдс тем временем продолжила, будто бы не замечая Магдиного негодования.

- И что ты себе позволяешь?.. Впрочем, она права, Лизетт, я действительно не собираюсь заставлять тебя петь. Просто новенькие у нас случаются так редко, что я просто не смогла отказать себе в маленьком удовольствии чуть-чуть повеселиться... Ну-ну, да не пугайся ты так! Садись, садись.. Хотя нет, раз ты сегодня у нас первый день, да это ещё и твой первый урок, давайте-ка устроим Лизетт урок-знакомство, - послышался одобрительный шёпот, - Сдвиньте-ка парты в круг, а ты, Лизетт, сядь в центре. Да не смотри ты на меня так, петь тебе не придется!..

Ребята с шумом задвигали парты, приглушённо что-то обсуждая. Когда дело было сделано, и все уселись кругом, мисс Рейнольдс тоже заняла своё место. Лиз, которой пришлось, по указанию преподавательницы, сесть посреди круга, чувствовала себя слегка неловко, зная, что взгляды всего класса обращены к ней. Поймав её взгляд, Магда ободряюще ей улыбнулась, и Лиз почувствовала себя куда лучше. Магда села напротив рядом с не знакомой Лиз высокой и очень тонкой девочкой с бледной кожей и блестящими иссиня-черными волосами до лопаток. Её чуть прищуренные серые глаза смотрели отрешённо и безучастно. Оказавшись вместе, девочки тут же принялись увлечённо болтать, вызывая тем самым гневные взгляды мисс Рейнольдс.

- Всё, всё, успокоились, - начала преподавательница, в голосе которой послышались властные интонации, - Объясняю правила для новенькой: Мы пойдём по кругу. Каждый, когда до него дойдёт очередь, должен будет назвать своё имя и рассказать немного о себе, чтобы Лизетт смогла быстрее освоиться в новом коллективе. Всё что угодно, но без непристойностей. Начнём с меня, а потом пойдём дальше. Последней выступит сама Лизетт. Всем всё ясно?

Лиз на миг замешкалась. Вообще-то, она никогда не отличалась застенчивостью, но... Что же она могла поведать о себе интересного? "Я очень люблю изучать рыб, а ещё у меня есть хвост"? "Я жила на почти необитаемом острове и не отказалась бы вернуться?"

- Я Аделаида Рейнольдс, - тем временем продолжила учительница, - злобный профессор истории, которого невозможно удивить, но я люблю, когда пытаются, - волна тихих смешков, - Отличаюсь любовью к внукам, больным и немощным, и камерной музыке. Вы продолжите, Чарли?

Нескладный чёрный мальчик в темно малиновой рубашке-поло дёрнулся и выпалил:

- Чарли Стивенс. Я из Новой Зеландии, но живу с родителями здесь. Люблю зоологию, - и он скромно улыбнулся Лизетт из-под полуопущенных пушистых ресниц.

- Я Эрика Стюарт, - представилась сидящая справа от него плотная, но миловидная голубоглазая девушка с длинными рыжими волосами, заплетенными в дреды, и обилием веснушек на всём лице. Лиз она сразу понравилась. - Объезжаю лошадей в школе верховой езды, пою в школьных мюзиклах, пишу песни. Могу тебя научить, Моррис, а то вдруг мисс Рейнольдс прижмёт тебя в тёмном переулке.

Лизетт прыснула. Петь она совершенно не желала, но чувство юмора Эрики пришлось ей по душе. Пожалуй, с веснушчатой можно было подружиться.

Когда очередь дошла до Магды, та состроила рожицу и тут же ослепительно улыбнулась, обнажая ряд безупречно ровных, белых зубов.

- Я Магда Эллодж. Отпетая прогульщица, но при этом отличница. Обожаю танцы! Особенно джаз и хип-хоп.

И так далее, и тому подобное... В классе было почти тридцать учеников, поэтому запомнить всех с первого раза Лизетт и не надеялась. За всю свою жизнь она едва ли была знакома с больше, чем сотней людей, проживающих на острове, поэтому такое обилие новых лиц и информации было для неё непривычным.

Когда пришёл её черёд рассказывать о себе, Лиз смело улыбнулась классу и почти на одном дыхании выпалила:

- Меня зовут Лизетт Моррис, я переехала с родителями из Тонги. Они учёные. Я люблю читать, делать разные поделки и... - девочка на мгновение замялась в неуверенности, - плавать.

- Тонга? У тебя совсем нет акцента и ты... ну, в общем, белая, - изумилась какая-то длинноволосая девочка с большим носом, которую, кажется, звали Камиллой.

- Я родилась в Лондоне, как и вся моя семья, - пояснила Лизетт, улыбнувшись, и тут прозвенел звонок.

- Мальчики, поставьте парты на места! - крикнула вдогонку готовым было улизнуть мальчишкам мисс Рейнольдс, пытаясь перекричать толпу галдящих учеников, - Все, прочтите девятую главу в учебнике и ответьте на вопросы. Завтра устроим обсуждение. - мисс Рейнольдс удалилась в прилегающую к классу комнатку, нарочито хлопнув дверью.

Следующим уроком была химия. На этот раз Лиз изрядно поплутала по школьным коридорам, пытаясь найти класс, прежде чем сообразила, что ищет не в том корпусе. Тихонько ругнувшись, девочка добежала до нужного здания и успела занять своё место прежде, чем прозвенел звонок.

Урок был простым и скучным. Учитель, мистер Йорек, дал им задание (провести несложный эксперимент и ответить по нему письменно на вопросы), а сам, полностью игнорируя происходящее, углубился в чтение какой-то загадочной книги в синем переплете. Партнером Лиз оказалась Эрика Стюарт, которая, по своему же чистосердечному признанию, химию обычно прогуливала, а потому "ни капли не секла". Ничуть не сетуя на напарницу, девочка принялась за работу самостоятельно. Вообще, Лиз по сути своей не была любительницей науки, но родительские гены давали о себе знать. В результате девочка без усилий справилась с задачей и принялась непринуждённо болтать с Эрикой, которая очень заинтересовалась Тонгой.

Всё также переговариваясь, Лиз и Эрика вместе пошли на следующий урок, которым был английский. Эрика оказалась очень жизнерадостной и весёлой собеседницей. Она посвятила Лиз в почти все самые щекотливые подробности школьной жизни ("Постарайся не садиться на математике на первые ряды, мистер Райли плюется, когда говорит"), рассказала об учениках ("Никогда не верь Брэду Моргану. Он уже даже не помнит, как говорить правду") и поведала о Голд Кост.

Класс английского был просторным и светлым, с большим проектором во всю стену, доской и несколькими плакатами, беспорядочно развешанными по голым белым стенам. Рядом с доской стоял человеческий скелет в полный рост с гавайским цветочным ожерельем на шее. "Совсем не подходящий здесь предмет!", пронеслось в голове. Эрика, проследив за направлением взгляда Лизетт, заливисто расхохоталась и объяснила:

- Он тут стоит уже сто лет точно. Мисс Морэн, бывшая учительница, говорила, что это один из её выпускников, не сдавший ей вовремя сочинение.

Лизетт хихикнула. Ей начало казаться, что школа была весьма забавным местом.
Не зло победит зло, но только любовь!

Аватара пользователя
Ландыш
Я в домике
Я в домике
Всего сообщений: 3496
Зарегистрирован: 22.12.2013
Любимый школьный предмет: русский
Откуда: москва
:
Призёр конкурса Участник конкурса рисования
Возраст: 19
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Ландыш »

Мне все больше и больше нравится твое произведение. Правда, судя по названию, оно не фантастическое, а фэнтезийное. Ошибки, конечно, есть. Но зацикливаться на этом не стоит. Высокую оценку даю юмору. Жду проды.
Большинство сказок в той или иной степени правдивы.

Аватара пользователя
Автор темы
Аквамарин
Житель форума
Житель форума
Всего сообщений: 2011
Зарегистрирован: 26.02.2014
Моя будущая профессия: Это пока под вопросом)))
Любимый школьный предмет: Все!
Откуда: Байкал
Возраст: 17
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Аквамарин »

Листвянка, спасибо большое! :friends: :Rose: И спасибо за поправку насчет фэнтези - если честно, никогда не знала, в чём разница, но теперь поняла :friends: Выкладываю проду. На этих главах ввод в основной сюжет завершается... :angel:

Глава 3. Новая подруга.

Итак, через неделю жизни в новом городе, у Лиз сложилось вполне оптимистичное представление о Голд Кост и её новой школе, где девочке предстояло учиться последующие два с половиной года. Город был довольно большим и очень красивым. Здесь была живописная, тянущаяся на много миль вдоль океанского берега набережная, великолепный пляж и несколько озёр с кристально чистой водой.
За пять лет Лизетт привыкла к необходимости постоянно держать свой хвост в тайне от окружающих, поэтому почти без опасений прогуливалась по пляжу, наслаждаясь золотистым песком и нежным океанским бризом, овевающим кожу. И всё же ей приходилось соблюдать меры предосторожности – пляж бы излюбленным местом тренировок местных сёрферов и любителей плавания, поэтому девочке нередко приходилось уворачиваться от водных брызг, случайно или намеренно пущенных ребятами.

Помимо восхитительной природы, город был полон всевозможных развлечений, о которых, живя в тихой, сельского вида Тонге, Лизетт даже и не слышала. Здесь были и торговые центры, и кафе, и концертные залы, и парки… Джефф и Джина нарадоваться не могли на университет, где их приняли, как своих, оказывая должное внимание их немалому опыту исследований, и в первую же неделю записались в гольф-клуб, расположенный в их районе. Лиз улыбалась, глядя, как новая работа и спорт захватили её родителей. Казалось, они привыкали к новой жизни быстрее, чем их дети.

Кендрик, привыкший к уйме свободного времени в своём распоряжении, испытывал трудности с уймой уроков и домашних заданий, не терпящих отлагательств, которые поджидали его в австралийской школе. Мальчик в первый же учебный день обзавелся приятелями, но его успеваемость начала значительно падать.

- Я не привык к расписаниям и четким срокам, - жаловался он, пытаясь оправдать свои отметки. Лиз лишь сочувственно вздохнула, понимая, что брат имеет в виду. Дома им редко приходилось писать тесты или сдавать экзамены, а большую часть материала они изучали самостоятельно, в свободном темпе. Здесь же требования были выше, а тесты поджидали учеников почти каждый день.

Несмотря на это, школа Лизетт нравилась. Каждый день у неё было по семь уроков, не считая ланч и перемены. Учёба давалась девочке легко, благодаря её любознательности и трудолюбию. Особенно ей пришлись по душе уроки английского, которые вела молодая латиноамериканка мисс Флорес. Начали они с изучения книги «Великий Гетсби», которую Лиз два года назад уже прочитала просто так, для удовольствия, и её сочинение имело большой успех.

Лиз долго размышляла над тем, какое внеклассное занятие ей выбрать. Когда Эрика узнала, над чем Лизетт ломает голову, она предложила девочке принять участие в прослушиваниях для новой школьной пьесы. Подумав, Лиз решила согласиться. Театром она интересовалась мало, но попробовать что-то новое казалось неплохой идеей, а, кроме того, пьеса давала Лизетт возможность проводить много времени с Эрикой и её друзьями. Небольшую роль в эпизоде Лиз получила легко, и теперь, каждый день, вместе с Эрикой и другими ребятами, ходила после уроков на репетиции. Репетиции шли от двух до трёх часов и, поскольку работы у неё было не очень много, почти всё это время Лизетт и другие эпизодические актёры сидели кругом на сцене и говорили обо всём на свете или делали уроки, обложившись со всех сторон книгами.

Театральные ребята оказались не такими скучными и неразговорчивыми, как Лиз показалось в начале. Эрика, игравшая в пьесе главную роль, была безусловным и безоговорочным лидером, к мнению которого прислушивались все. Во время репетиций она никогда не была без дела, разучивая свою роль, помогая новеньким запомнить их слова или координируя движения танцоров.

- Ну как тебе, мисс Тонга? – спросила Эрика, присев рядом с Лизетт на полу и отпивая большой глоток воды из своей бутылки. Девочка явно запыхалась после очередного прогона танцев.

- Очень даже ничего, - бодро улыбнулась Лиз, поднимая голову от домашнего задания по химии.

- Эй, вы неправильно делаете! – крикнула Эрика парочке ребят, репетирующим финальную сцену, - Ладно, ладно. Я потом подойду, покажу! Эх, ладно, - выдохнула девочка и, поворачиваясь обратно к Лиз, протянула ей маленький блестящий конверт.

- Что это? – удивилась Лизетт, поворачивая конверт в руках.

- Твой гонорар, конечно, - Эрика хихикнула. – Да нет. Это приглашение. В пятницу я устраиваю вечеринку для актёрского состава. Ну, чтобы мы все могли сблизиться и всё такое… Будем болтать, есть пиццу, ребята возьмут мячи и другие игры. Это будет на острове Мако.

- Остров Мако?

- Да, тут неподалеку есть остров, там никто не живёт, посреди него недействующий вулкан… Нет, там не опасно, люди там часто бывают, и я… - девочка замялась на короткое мгновение, опуская глаза, - Я тоже туда иногда приплываю – на лодке, конечно, вплавь туда не добраться – чтобы просто побыть одной. В моей семье восемь детей, поэтому дома это у меня редко получается.

Вот это да! Лиз и не знала, что поблизости есть остров…

- Так ты придешь? – осведомилась Эрика, отрывая Лиз от размышлений.

- Ну… Да, конечно. А там кто-нибудь из взрослых будет?

- Конечно. Мисс Дебра будет. В общем, ты приходи, но не вздумай притащить кого-нибудь. Это только для актерского состава пьесы.

И с этими словами Эрика вспорхнула и устремилась обратно на сцену, чтобы отрепетировать свою первую сольную сцену.

Известие о вечеринке привело девочку в радостное возбуждение. Она довольно хорошо общалась с ребятами из театра, но не знала никого достаточно хорошо, чтобы проводить вместе время вне школы. Кендрик уже завёл немало новых друзей и редко сидел по вечерам дома, гуляя по центру города или проводя с друзьями время на пляже. Почему-то казалось, что ребята осваиваются куда быстрее девочек…

- Эрика каждый год устраивает вечеринку для актерского состава, - кивнула Лизетт Лилак, черная девочка с длинными вьющимися волосами, с которой Лиз иногда репетировала. – Обычно она устраивала их на пляже, а в том году родители Магды Эллодж позволили ей устроить всё в одном из их ресторанов. Не знаю, что это она вдруг придумала про Мако.

Магда тоже участвовала в спектакле, исполняя несколько танцев. Её родители были крупными предпринимателями, владеющими сетью популярных в Голд Кост ресторанов. Магда превосходно танцевала, но нередко ругалась с Эрикой из-за хореографии.

- Да брось ты, Лил, по-моему Мако – отличная идея! Или ты акул испугалась? – хмыкнул Эрни, долговязый ирландец с растрёпанными русыми волосами.

- Я-то нет, а вот твоё стремление во всём заступаться за Стюарт налицо, - укольнула мальчика Лилак.

- Защищать? Её защищать? Да зачем? Она сама кого угодно защитит! – возмутился Эрни, густо краснея.

- Ну мало ли! Ты ведь ради неё на всё пойдёшь!

Лиз закрыла глаза и тихонько застонала. Бесконечные ссоры этих двоих уже порядочно действовали ей на нервы.

- Пошли скорее отсюда, - шепнула девочке Магда, тоже молча наблюдавшая за их перепалкой, и Лизетт, кивнув, последовала за ней. Девочки бесшумно вышли из-за кулис в тихий школьный коридорчик, ведущий к заднему входу. В коридоре была дверь, ведущая в класс хора, дверь в зал оркестра и дверь в актовый зал. Магда в простых серых тренировочных штанах и просторной салатовой футболке приземлилась на пол. Лиз последовала её примеру.

Магда, не говоря ни слова, смотрела в стену. Казалось, её заинтересовал висящий на ней постер команды по ораторскому искусству, но взгляд девочки был пустым и не заинтересованным. Лиз ждала, что Магда что-нибудь скажет, но этого не последовало.

- Ну так ты… э… Пойдешь к Эрике не вечеринку? – наконец нарушила молчание Лиз.

- Конечно, - Магда пожала плечами, не отрывая взгляда от стены. Вид у неё был довольно скучающий.

- Ну а… Что нужно надеть? Я никогда не бывала на подобных мероприятиях, так что…

- Серьезно? – теперь Магда смотрела на Лиз заинтересованно. – Да ты словно с другой планеты, - Магда хихикнула, что, впрочем, Лизетт ничуть не уязвило. – Платье какое-нибудь у тебя есть? Пляжное?

Лиз неуверенно покачала головой. В Тонге она обычно носила простые джинсы, шорты и танк-топы и никогда не любила наряжаться.

- Да ты точно чудачка, - совсем не зло ухмыльнулась Магда, и Лиз невозмутимо улыбнулась в ответ. Магда была упрямой, чуть самодовольной и капризной, но всё же добродушной и искренней, если узнать её чуть лучше. Её манеры ничуть не отталкивали, а, наоборот, были до странности умильными и трогательными.

- Хочешь, подгоним тебе какой-нибудь наряд? – задумчиво молвила Магда, пристально разглядывая фигуру Лиз. – Что-нибудь для тебя я точно смогу найти.

- Ты? Для меня? – Лиз немало удивилась. Вообще-то, ничего, даже отдалённо напоминающего платья в её гардеробе не было и не предвиделось, так что обновка была кстати.

- Ну да, я тебя. Поехали ко мне, я найду что-нибудь для тебя. И, я слышала, ты в английском сечёшь? У меня с ним проблемы. Как, впрочем, и со всеми остальными предметами, - девочка вздохнула, поднимаясь на ноги, и направилась к школьной автопарковке. Лиз ничего не оставалось, кроме как последовать за ней.

- А нам за прогул репетиции не достанется? – поинтересовалась Лизетт, едва поспевая за Магдой.

- Да брось ты, работы у тебя всё равно нет, и никто даже не заметит.

Магда притормозила около новёхонького, блестящего золотистого мустанга и, отперев дверь, жестом предложила Лиз сесть внутрь.

- Это машина твоей бабушки? – удивилась Лиз.

- С чего бы? Моя. Ну, вообще-то, она моего брата, но он собирается подарить её мне, когда я научусь водить.

- Так ты не умеешь водить?! – Лиз ужаснулась и задёргала ручку дверцы.

- Ну ты и доверчивая зануда, - Магда снова ухмыльнулась и завела мотор. Казалось, она искренне веселилась. – Да умею я водить, глупышка. Два месяца уже, как получила права.

Водила Магда действительно хорошо. Машина будто бы плыла по дороге. Через два квартала девочка подъехала к большому двухэтажному дому с обширной застеклённой мансардой и прямоугольным закрытым бассейном. За домом был разбит живописный сад, посреди которого, радостно шелестя водой, красовался высокий мраморный фонтан.

- Очень красивый дом, - вежливо похвалила Лизетт, следуя за Магдой, которая уверенной походкой шла по направлению к дому.

Внутри было ещё красивее. Холл был большим и светлым, со стенами, оббитыми кедровыми панелями, картинами и пушистым персидским ковром на полу.

- Чего ты уставилась? – шутливо возмутилась Магда, заметив, как Лиз разглядывает статую римского консула в полный рост. – Идём ко мне в комнату.

Магда привела Лизетт в круглую комнату с огромной кроватью, мягким сиреневым ковром на полу и ярко-розовыми стенами, обклеенными разными картинками с танцующими девушками и фотографиями самой Магды в разных местах и за всевозможными занятиями. Вот Магда, в гофрированной розовой пачке выступает на сцене, вот она, в ярко зелёной зимней куртке катается на сноуборде в заснеженных горах, а вот, в нарядном платьице, с сияющей улыбкой собирает розы в маленькую плетёную корзинку… На многих фото рядом с Магдой стояли, улыбаясь во весь рот, три статных молодых человека с такими же, как у Магды, сияющими озорными глазами.

- Мои братья, - пояснила Магда. – Я самая младшая в семье.

Лиз присела на краешек кровати, всё ещё рассматривая фотографии.

- А вы с Эрикой подруги?

- Я и Стюарт? – удивилась Магда. – Нет, это сильно сказано. Она неплохая, но мы разные.

Это была чистая правда. Магда была дерзкой и смешливой, но всё же очень участливой и вольной. Она не любила границы и условности, а Эрика, напротив, была очень властной и любила устанавливать правила.

В дверь постучали.

- Это мама, наверное. Она слышала нас, скорее всего, хочет познакомиться.

В комнату вошла невысокая, миловидная женщина с белокурыми кудряшками, как у её дочери. Женщина выглядела радушно и гостеприимно, с приветливой улыбкой, играющей на полных, розовых губах.

- Магда, милая, ты уже дома. Рада видеть тебя, дорогая. Не познакомишь меня со своей очаровательной подругой?

- Это Лиз Моррис, мам, - Магда кивнула Лизетт. – Со школы. Играет дерево в школьной пьесе. – Тут девочка состроила рожицу и подмигнула Лиз. – Она новенькая.

Мама Магды приветливо улыбнулась и, ласково пожурив дочь за кривляние, добродушно пожала Лиз руку.

- Здравствуй, дорогая. У нас дома всегда рады друзьям Магды. Знай, что ты можешь приходить сюда в любое время.

С этими словами миссис Эллодж зашла в комнату и, подобрав с пола две пары тренировочных брюк дочери, она засобиралась прочь.

- Девочки, через полчаса спуститесь в бассейн, я принесу вам туда полдник.

Магда ободряюще улыбнулась и подошла к большому комоду, в котором, видимо, хранилась её одежда. Шкаф был кремовый, с нарисованными на ящичках розовыми и жёлтыми розами. Всё в Магдиной комнате напоминало кукольный домик.

- Ну что, готова?

Последующие пятнадцать минут Лиз примеряла, под критическим взглядом Магды, легкие летние платья всевозможных расцветок и моделей. Платьев у Магды было великое множество. У Лиз скоро зарябило в глазах от ярких цветов и вычурных фасонов. Девочке сначала понравилось короткое, чуть выше колена, простое нежно-салатовое платье на бретелях, но Магда тотчас забраковала его, объявив, что бледно зелёный оттенок струящейся шифоновой ткани делает её кожу «слишком бледной, как у больной», а её тонкие белые ноги слишком светлыми, «словно напудренными». Ну Лизетт лишь ухмыльнулась – её кожа всегда оставалась неизменно бледной, несмотря на долгие часы, которые девочка проводила в лучах палящего солнца.

- Вот, кажется, отличный вариант, - одобрительно хмыкнула Магда, в очередной раз подводя Лиз к своему зеркалу в полный рост в блестящей позолоченной оправе. Увидев своё отражение, Лизетт охнула. Выглядела она вправду великолепно. На ней было простое хлопковое ярко лиловое платье с рукавами-воланами и вышитыми на груди фиалками. Платье не было слишком коротким, опускаясь на добрых десять сантиметров ниже колена, и обнажало тонкие лодыжки Лиз. Глубокий сиреневый цвет выгодно оттенял её сверкающие зелёные глаза.

- Здорово! Спасибо тебе, Магда, - Лизетт была искренне благодарна. – А ты что наденешь?

Девочки вновь принялись выбирать наряд, увлечённо болтая и посмеиваясь. Дома Магда не была такой неприступной – здесь, в своей ярко-розовой комнате, она превращалась в простодушную семейную любимицу, смешливую и хорошенькую домашнюю умницу. На свет появлялись всё новые и новые платья. Что-что, а гардероб у Магды роскошный. Видимо, родители не жалеют на любимицу денег.

- Ты не думай, я не обычная богатенькая хвастунья. В деньгах мы вовсе не купаемся. Дом папа снимает на деньги, вырученные с продажи своей лодки, а насчёт платьев… Ну, моя тётя Пэтти работает в магазине одежды, обычно дарит мне на Рождество то, что сняли с продажи. Вообще, я обычно почти всё жертвую в приюты, но что-то давно я не… А, вот, смотри! По-моему, неплохо.

И Магда, легко надев на себя очередное платье, предстала во всём великолепии легкого атласа, расшитого жемчужными пайетками. Платье смотрелось сногсшибательно. Оно было довольно коротким, ярко-красным, с волнистой кокетливой юбкой. Рукавов у платья не было. Магдины стройные, длинные ноги танцора с рельефными мышцами, покрытые загаром, смотрелись особенно восхитительно. Белокурые локоны ниспадали на загорелые покатые плечи.

- Отлично выглядишь! – похвалила Лизетт.

Магда ослепительно улыбнулась, как на одной из её фотографий.

- А ты оставь платье себе, как подарок на новоселие, - великодушно предложила Магда.

Когда девочки спустились вниз, вспомнив о наказе миссис Эллодж, их встретил папа Магды. Мистер Эллодж оказался высоким лысеющим человеком с крупным брюшком и весьма обширной щетиной. Одет он был в светлую рубашку, черный пиджак и, на удивление, протертые голубые джинсы и поношенные ярко зелёные кеды.

- Хе-хей! Привет, принцесса! – завидев Магду, он просиял и, погладив дочь по щеке, легко чмокнул в лоб. – А ты, должно быть, Лизетт. Я Крис, Крис Эллодж. Очень рад, что у моей Магды наконец-то появилась подруга, кроме этих смазливых мальчишек, которые всё время околачиваются вокруг неё.

Крис оглушительно расхохотался, а Магда, сначала недовольно пихнув его кулачком в грудь, присоединилась к веселью.

Полдник, приготовленный миссис Эллодж, был настоящим великолепным пиршеством. Здесь были и сочные сандвичи с огурцами и сливочным сыром, и свежие персики в медовом соусе, и клубничный сырный пирог, и горячие рыбные шарики… Когда у девочек уже не оставалось сил есть, мама Магды предложила им вместе посмотреть видео. Было заметно, что у Магды очень трепетные, доверительные отношения с мамой.

Когда было уже девять, миссис Эллодж предложила Лизетт отвезти её домой. На прощание она вручила девочке внушительных размеров белый контейнер, внутри которого ещё дымился душистый лимонно-ореховый пирог.

- Знаешь, Лиз, Крис ведь не пошутил. У Магды совсем не было друзей, все почему-то норовили использовать её или предать для какой-то своей выгоды… Ты, наверное, слышала про Стейси… Поэтому она или с нами, или с мальчиками… Это всё же немного волнует. Мы с папой всегда хотели, чтобы у неё была настоящая подруга… Знай, в нашем доме ты всегда желанный гость.

Лизетт была порядочно тронута и её подарком, и доверием. Кто бы мог подумать, что дерзкая, язвительная Магда страдает от одиночества? Они попрощались, и Лиз, предвкушая всеобщий восторг от пирога, побежала домой, где уже ждали слегка встревоженные родные.
Добавлено спустя 1 минуту 23 секунды:
Глава 4. Худшая вечеринка в мире.

С того самого дня они стали подругами. На следующее утро Магда заехала за Лиз, чтобы отвезти её в школу, и миссис Моррис пригласила девочку присоединиться к семейному завтраку. Родным Лизетт она пришлась по душе – Магдина непринуждённая манера держаться, её искренняя учтивость и искромётные шутки неизменно располагали к девочке людей. И конечно, родители не уставали восхвалять восхитительный пирог миссис Эллодж.
В школе всё шло своим размеренным чередом, хотя кое-кто выглядел явно раздосадованным, увидев, что Лиз и Магда так быстро подружились. Лизетт сразу поняла, кто была Стейси, о которой накануне упомянула мать её новой подруги – это была та самая черноволосая девочка, с которой Лиз увидела Магду в первый день. Едва завидев девочек в школьных коридорах или на улице, Стейси морщила хорошенький носик и вскидывала безупречные брови, демонстрируя своё явное презрение. Стейси была хороша, с этим было просто не поспорить – изящная фигурка, выразительные, чуть ассиметричные, черты лица, огромные глаза… Одевалась Стейси в элегантные и стильные вещи темных тонов, носила, вопреки всем школьным правилам, сапоги на шпильках, и густо подводила глаза, из-за чего они казались ещё ярче и выразительнее.

Других волнений было тоже предостаточно. Держать в тайне свой хвост было тяжело, особенно учитывая то, что школа была полна неосторожных и постоянно неуклюжих учеников, и вода подстерегала за каждым углом. Питьевые фонтанчики, кулеры, поливающие устройства, даже простые краны и раковины таили в себе опасность. Как-то раз, направляясь с дополнительных занятий по тригонометрии на репетицию театра, Лиз пришла в ужас, увидев огромную лужу, простирающуюся вдоль всего коридора, прямо от класса хора и до самого выхода. Очевидно, питьевой фонтанчик пришёл в неисправность. Поток воды был уже остановлен, но лужу не убрали до сих пор. Чертыхаясь, раздосадованная и обескураженная девочка быстро дала дёру из школы и прогуляла репетицию.

Ещё одна опасность – ланчи в школьном кафетерии. Лиз не могла позволить жидкости коснуться её губ, иначе публичного превращения в полурыбу было не миновать. Дома она давно решила эту проблему и пила через соломинку, а вот как быть со школой? Соломинка в бутылке с водой выглядела бы странно и привлекла бы к себе лишние взгляды. Не пить вообще тоже исключалось. Поразмыслив, Лизетт решила и эту проблему и начала покупать шоколадное молоко в картонных коробочках, к которым прилагалась и трубочка.

В кафетерии было пять длинных столов, за которыми сидели все, и несколько небольших круглых столиков, рассчитанных на пять-шесть человек. Столики эти стояли поодаль, у крайней стены, где выровнялись автоматы с закусками. Обычно Лиз уводила Магду за один из этих дальних столов, руководствуясь тем, что вдали от основной массы ребят на неё вряд ли попадёт вода. Однако в день вечеринки, как на зло, все эти столики были уже заняты, и Лизетт неохотно поплелась за подругой к основному столу, в самую гущу ребят.

- Да хватит тебе, Лиз! Мы не можем бесконечно всех избегать, - щебетала Магда, протискиваясь к двум свободным местам.

- Мы и не избегаем никого! Я просто люблю поесть в тишине, посидеть, подумать…

Лизетт отчаянно пыталась придумать отговорку. Ей не хотелось навлечь на себя подозрения или прослыть чудачкой, но и о том, чтобы посвятить Магду в секрет, не могло быть и речи.

- Ну да, конечно. – хмыкнула тем временем подруга. – И поэтому ты ешь за пять минут, а потом сломя голову несешься в туалет и запираешься там.

Лиз внутренне вскипела. Магда могла быть такой несносной! Она была пытливой и наблюдательной до невозможности. Хотелось бы знать, как она бы запела, будь на русалкой!

Как специально, свободные места нашлись только рядом со Стейси. Ох уж эта Стейси! Приглядевшись, Лиз заметила рядом с ней знакомое лицо. Мелина. Она была её дальней родственницей, что-то вроде… В общем, если Лиз не ошибалась, Мелина приходилась дочерью двоюродной сестры троюродной тети Лиз. Мелина была под стать своей новой подруге.

- А, девочки, - с деланной невинностью в глазах промурлыкала Мелина.

- Привет, Магда и как-тебя-там, - мило улыбнулась Стейси метая в Магду убийственные взгляды. Магда потупилась.

- Привет. – процедила Лиз, откусывая от своего сандвича, - Не могу сказать, что рада вас видеть.

Мелина была двуличной и невыносимой. Поскольку других родственников у Моррисов не было, она пару раз приезжала навестить их семью в Тонге. Когда рядом никого не было, она говорила Лиз гадости, а стоило кому-то появиться, Мелина умильно надувала губки и с досадой сетовала на то, что Лиз отчего-то её невзлюбила. Вот и сейчас её смуглое, привлекательное личико изображало досаду, чуть раскосые карие глаза смотрели опечаленно. «Ненавижу, ненавижу, ненавижу!...»

- Ну что ты, - молвила она под одобрительным взглядом Стейси. – Мы ведь всё-таки сёстры.

Лиз предпочла ничего не говорить и молча принялась за ланч, надеясь покончить с едой как можно быстрее и укрыться в библиотеке. Магда тоже ничего не говорила, а лишь старательно пережевывала свой салат.

- Красивая рубашка, - с притворным восторгом проговорила Стейси, обращаясь к Лизетт. На девочке была хлопковая синяя рубашка просторного покроя, подаренная Магдой. – Уж не Магдино ли это старьё? Ты, Магда, видимо, совсем отчаялась, раз начала покупать себе подружек-простушек своими старомодными дешёвыми тряпками. У этой деревенщины совсем нет вкуса.

Лиз снова промолчала, но почувствовала, как щёки её пылают. Она чувствовала себя слегка неловко, принимая от Магды вещи, и вовсе не хотела, чтобы об этом судачила вся школа.

- Тебя не спросила, - невозмутимо отрезала Магда, но девочки её будто не замечали.

- Она не только начисто лишена вкуса и чувства стиля, она ещё и… как бы помягче выразиться… умственно нездорова. – ехидно поддакнула Мелина. – Воды боится, хотя и жила на этом жутком острове. Шарахается от воды, как ошпаренная. Точно ненормальная.

Девочки загоготали, явно довольные. Лиз поднялась, надеясь убраться подобру-поздорову. Мелина давно её в чём-то подозревала и не упускала случая её унизить.

- Куда ты? – удивилась Магда. – Брось, они того не стоят. Клуши.

- Ещё как стоим! – ухмыльнулась Стейси и, прежде чем Лиз успела выпорхнуть из-за стола, прыснула на неё водой из своей бутылочки.

Лиз, словно в замедленной съемке наблюдала, как струя воды из бутылки устремилась по направлению к ней и окатила её аккурат в живот. Мелина и Стейси с упоением смотрели, как ужас сковывает девочку. Кто-то неуверенно захихикал.

О нет. Надо что-то делать. Сейчас же.

Паника сцепила сердце Лизетт. Если она мгновенно что-то не сделает, то превратится в русалку у всех на глазах. И что потом? Сумасшедший дом? Аквариум? Цирк?

- Лиззи, всё нормально! Это просто вода, она высохнет. – Лиз, словно из какого-то пространственного вакуума, услышала голос Магды.

Не дожидаясь дальнейшего развития событий, Лиз со всей скоростью, на какую была способна, выбежала из-за стола, расталкивая ошарашенных учеников, и устремилась прочь из кафетерия. Сердце бешенно колотилось, а в голове, словно молоточком, стучала одна-единственная отчаянная мысль. Убежать. Скрыться.

Распахнув первую попавшуюся дверь и молясь, чтобы внутри никого не было, девочка юркнула внутрь и спешно захлопнула за собою дверь. И вовремя – едва Лиз заперла задвижку, как она с грохотом рухнула на пол со своим хвостом. Он был лоснящимся и сверкающим, ярко оранжевым, с хорошо выраженной чешуёй. За последние пять лет Лиз хорошо привыкла к нему, как к своему неизменному спутнику.

Теперь нужно обсохнуть… Благо комната была пустой. Это было что-то вроде подсобки, где хранились старые швабры, вёдра и разные чистящие средства.

Лизетт протянула руку и взяла какую-то чистую на вид тряпку. Она попыталась впитать ею всю влагу с хвоста и тела. Безрезультатно.

Вдруг в дверь с силой забарабанили.

- Лиз! Лиз, я знаю, что ты там! Послушай, Стейси и эта… большеносая… они правда не стоят этого! Все знают, что они просто злюки. Ну выходи уже, это же просто вода!

Лиз на мгновение замерла, не уверенная, как поступить. Промолчать и сделать вид, что её там нет? Или просто попросить Магду уйти?

- Магда? Магда, я не могу выйти. Уходи, ладно? Пожалуйста.

- Не переживай об этом, Лиз. Все в школе знают, какая Стейси заноза. Меня она давно изводит. Кстати, а почему ты боишься воды?

Лиз обречённо вздохнула. Вот и как это объяснить?

- Магда, я не боюсь воды. Я не знаю, как тебе это объяснить. Я просто… не люблю её, вот и всё. Просто… не спрашивай, ладно? И уходи. Прошу тебя, оставь меня здесь!

Магда немного помолчала, видимо, обдумывая ситуацию.

- Ладно, как скажешь, - наконец промолвила Магда. В её глубоком, высоком голосе отчётливо слышались нотки сострадания. – Увидимся на вечеринке. И я скажу мисс Бримкель, что у тебя живот заболел, вот ты и ушла домой.

С этими словами Магда спешно развернулась и зацокала своими каблучками прочь по коридору. Лиз облегчённо вздохнула и принялась сушить свой пропитанный влагой хвост.

До острова Мако, не без помощи найденной в киоске сувениров карты окрестностей, Лиз довёз папа. Обратно она должна была добраться на яхте мистера Стюарта вместе со всеми остальными ребятами. Несмотря на наказ Джеффа отлично провезти время и его ободряющую улыбку, обычно вселяющую в девочку уверенность, на душе Лизетт скребли кошки. Дневной инцидент со Стейси и Мелиной заметно удручил Лизетт, и провести вечер на берегу океана в компании беззаботных подростков с сёрфбордами уже не казалось ей такой хорошей идеей.

При виде острова Мако у девочки защемило в сердце от нахлынувших воспоминаний. Остров был небольшим, как Танору, с высокой горой, напоминающей старый вулкан. На острове было много диковинных деревьев. Несмотря на то, что передний пляж был украшен к празднику, и по нему сновала шумная, ликующая толпа подростков, остров выглядел совершенно заброшенным.

- Лиз! – радостно воскликнула Магда и бросилась к девочке. Она выглядела такой хорошенькой в своём красном атласном платье! – Иди скорее к нам.

Остров был украшен китайскими фонариками и гирляндами в виде звёздочек, листиков и цветочков. Посреди пляжа стояло два широких складных стола, заставленных незамысловатыми угощениями и напитками, а вокруг было много пляжных стульев, пуфиков и надувных кресел. Большинство ребят уже прибыло, и теперь увлеченно переговаривались и смеялись, предвкушая весёлый и беззаботный вечер в кругу друзей.

- Привет, Лизетт! – улыбнулась Эрика, отвлекшись от беседы с двумя ребятами. На ней было длинное платье цвета вечернего неба, украшенное крохотными жемчужинками. Оно очень её шло, открывая плечи и спину, сплошь покрытые россыпью веснушек. – Теперь все в сборе! Сейчас мы сможем перекусить, а уж потом будут танцы и игры.

Во время ужина Лиз почти не замечала, что происходит вокруг и что она ест. Магда что-то возбуждённо щебетала, ребята обсуждали что-то, поминутно разражаясь взрывами хохота, Эрика ослепительно улыбалась, явно довольная собой… Все были в прекрасном настроении, но Лизетт не покидало мрачное предчувствие, особенно, когда она заметила, что погода явно портится. Температура оставалась высокой, но над океаном начали сгущаться облака и воздух заметно потяжелел.

«Не хватало только дождя», мрачно думала девочка.

Когда все наелись и наговорились всласть, ребята гурьбой высыпали на берег для танцев. Кто-то привёз стерео, и теперь по острову разносились звуки музыки. Магду почти сразу пригласил какой-то красивый мальчик, а Лиз, надеясь оставаться подальше от воды, неуверенно топталась в сторонке. Вдруг к ней подошёл высокий нескладный парень с густыми русыми волосами, торчащими в разные стороны.

- Э-э-э… Лизетт? Я Дерек Оконнелл, режиссёр спектакля. Помнишь меня? То есть, я хотел сказать, может, потанцуем?

Дерек протянул Лиз руку, кивнув в сторону танцующих пар. Лиз улыбнулась молодому человеку и уже было собиралась пуститься с ним в танец, как вдруг кто-то подступил к ней сзади.

- Ну, Дерек, так не пойдет!.. Дама вряд ли захочет танцевать с тобой, жалкий слизняк. Я могу пригласить вас, прекрасный цветок?..

Лизетт сразу узнала этот голос. Это был Ноа Филдерс, исполнитель главной мужской роли, заносчивый и самоуверенный молодой человек, который забавы ради с первого дня волочился за Лиз, высмеивая всех окружающих.

Развернувшись, Лиз гневно уставилась прямо в сверкающие самодовольством глаза Ноа.

- И что ты о себе возомнил? Как ты смеешь так разговаривать с Дереком?! Я ни за что не стану танцевать с таким, как ты!

Ноа, казалось бы, ничуть не был обескуражен, но удалился с мерзкой ухмылочкой на тонких губах. Однако что-то в выражении его глаз Лиз очень не понравилось.

Танцевал Дерек неважно, то и дело наступая Лиз на ноги, но собеседником был приятным.

- Отлично выглядишь, Лизетт. И, кстати, не обращай внимания на Ноа, он всегда был таким. Он изводит меня с самого детского сада.

- Почему?

- Ну, он один из «крутых ребят», навроде его подружки Мелины. Такие, как эти двое, всегда ненавидят таких, как я.

Лизетт немало удивилась.

- Мелина его подруга?!

- Такие, как они, просто созданы друг для друга, - Дерек пожал плечами и проникновенно продолжил, глядя Лизетт прямо в глаза. – Я слышал, что эта фурия учинила утром в кафетерии. Не бери в голову. Они всегда такие.

Лиз было неприятно, что он заговорил о случае в кафетерии, но Дерек был так искренне и доброжелательно настроен, что девочке стало чуть лучше, и она невольно прониклась симпатией к этому молодому человеку. «А он ничего», пронеслось в голове.

Вдруг послышались всплески воды и взволнованные вскрики ребят. Увлекшись разговором, девочка и не заметила, как другие ребята один за другим попрыгали в воду, оплескивая друг друга водой. Лизетт насторожилась.

- Хочешь пойти поплескаться? – предложил Дерек.

- Не знаю.. Нет, не думаю.

Если Дерек и удивился, то виду не подал.

- Как хочешь. Я слышал, что ты… Ну, боишься воды. Всё нормально, честно.

Лиз неуверенно улыбнулась.

- Что? Наша малышка боится воды? – с издевкой произнес Ноа, выплыв откуда-то с парочкой шкафообразных приятелей. – Брось, куколка, это же всего лишь вода… Или ты боишься больших страшных акул? – Ноа приближался, сверкая блестящими и крупными, как у акулы, зубами. Его друзья стояли рядом с каменными лицами, поигрывая мускулатурой. Лиз судорожно сжала худую руку Дерека.

- Что, слизняк, хочешь защитить свою куколку? А зачем её защищать? Мы не собираемся причинить ей вреда… Только поможем ей повеселиться, наслаждаясь водичкой… А, парни?

Ребята-шкафы согласно закивали. Лиз отпустила руку Дерека и начала пятиться.

- Ты не посмеешь к ней прикоснуться, мерзкий слизняк! – возмутилась Магда, которая, в облегающем чёрном бикини, вся мокрая, стояла на песке.

- Отстань, Эллодж, и до тебя очередь дойдет, - хмыкнул Ноа. По его указу первый шкаф грубо схватил Лизетт на руки. Та забрыкалась, но тщетно. Хватка была стальной.

Парень-шкаф, всё ещё ухмыляясь, большими шагами зашёл в океан по пояс. Его приятели на суше улюлюкали. Дерек бросился было на второго шкафа, но тот ловко отбросил его, словно соломинку, и Дерек упал на песок, корчась от боли.

Парень всё глубже и глубже в море. Теперь вода доставала ему почти до груди. Он шумно дышал, пыхтя от напряжения и потея от тяжести Лиз. Ребята на берегу все что-то кричали, но их слова слились в один монотонный гул. Разобрать что-то было невозможно.

- Ну что, красотка, повеселимся? – хмыкнул шкаф и изо всех сил, с размаху забросил Лизетт в воду. Что сейчас будет…

- Эй, смотри! – взвизгнул кто-то на берегу, указывая на небо, и Лизетт, не теряя времени, занырнула вглубь и уплыла в другую сторону острова, надеясь там обсушиться и вернуться к концу вечеринки.

Тем временем началась настоящая буря. Над островом сгустились черные тучи, подул пронизывающий до костей ветер, зарядил дождь. О продолжении вечерники не могло быть и речи. Лиз слышала, как Магда кричала, срывая голос, на Ноа и его приятелей, но те лишь гоготали в ответ. «Не надо, Магз», мысленно умоляла девочка подругу.

Кто-то вызвал береговую охрану. Взять на остров что-нибудь теплое никто и не подумал, поэтому, когда стало совсем холодно, ребята в рассыпную бросились в заросли тростника, дабы укрыться от холода и дождя. Скоро ребят должен был забрать катер охраны.

Девочка съёжилась и спрятала хвост под листьями.

- Может, стоит перейти на домашнее обучение, - пробормотала Лиз. Вряд ли хвост удастся высушить так уж скоро. Крупные дождевые капли приземлялись на тело и хвост, просачиваясь через покров листьев.

- Видимо придётся ночевать на острове…

- Лизет!!!

- Ли-и-и-з!

Это кричали Магда и Эрика. Видимо, они пошли искать её, чтобы увезти домой. Но не могла же она предстать перед девчонками в таком виде. Лиз затаила дыхание, чтобы её не нашли.

- Лиз, там приехал катер, чтобы отвезти нас домой. Пойдем!

- Слушай, а вдруг, мы её не найдём? – заволновалась Магда. – Вдруг она утонула?!

- Брось ты, глупышка. Она плавает, как дельфин. Я это точно знаю. Она это говорила на первом уроке у Рейнольдс.

- Тогда почему она прячется от воды?! Это же не нормально!

- Ну… Не спорю, это странно. Но я уверена, что этому есть вполне разумное объяс…

Вдруг послышался странный звук, словно кто-то поскользнулся на скользком от дождя камне и с глухим грохотом упал. Магда завизжала.

- Эрика! Эрика, ты как?! Ты где? Ты жива?!

- Я в порядке, - послышался приглушённый голос Эрики и тихие постанывания. – Просто упала в какую-то странную яму… Или пещеру… Очень болит нога!

- Вылезти сможешь?

- Не думаю, - с нотками паники в голосе констатировала Эрика. – Подъем очень крутой, а я, кажется, ногу подвернула.

Магда тоже застонала. Вдруг послышался какой-то шум, удар, и голоса стихли. Лиз заволновалась. Остров был большим и заброшенным, и, если обе девочки упали, их никто не услышит. Придётся ей дождаться конца этого ливня и помочь им самостоятельно.

Вдали послышался гул спасательного катера и казавшиеся совсем тихими голоса ребят. Похоже, в общей суматохе про отсутствие трёх девочек все забыли. Вскоре до Лизетт долетели отдалённые звуки отчаливающего катера. «Теперь мы тут совсем одни», с ужасом подумала Лиз. Что же делать?
Добавлено спустя 1 минуту 51 секунду:
И, наконец... Глава 5! По-моему, пока самая интересная и важная глава. По крайней мере для меня она очень важна... :oops:

Глава 5. Тайна Лунной Долины

Когда катер береговой охраны скрылся в дали, остров Мако погрузился в леденящую душу тишину, прерываемую лишь стуками дождевых капель, ударяющихся о листья раскинувшихся на острове деревьев да раскатами грома. Голоса Магды и Эрики, по-видимому, провалившихся в какую-то таинственную яму, до слуха больше не доносились.
Лиз Моррис беспокойно заёрзала, пытаясь укрыться от дождя под зарослями эвкалипта. Безрезультатно. Крупные капли дождя, просачиваясь сквозь раскидистую шапку эвкалиптовых листьев, беззвучно падали на кожу и хвост. Страх и волнение холодили душу девочки, а в голову настойчиво лезли самые отчаянные мысли. Что делать? Как помочь двум явно попавшим в переплёт девчонкам? Всё ли с ними в порядке? И приедут ли за ними, чтобы вызволить отсюда и оказать помощь? Лизетт устало вздохнула, бессильная ответить даже на один вопрос.

«Прежде всего, - зазвучал в мыслях голос здравого смысла, - Нужно найти какой-то способ высушить хвост.»

Лиз откинулась на стволы стоявших поблизости деревьев и принялась ждать. Вдруг до неё донёсся какой-то неясный шелест и приближающийся с каждым мгновением звук чьих-то шагов. Шаги были мягкие, лёгкие, почти по-кошачьи. Девочка замешкалась, пытаясь спрятать хвост, если вдруг шаги окажутся не плодом её воображения.

- Успокойся. – донесся до неё спокойный, невозмутимый женский голос с высокими мелодичными интонациями. Лиз похолодела. – Я тебя не обижу. Не бойся. Луна призвала меня.

Услышав эти слова, сказанные мягким, словно морские волны в тихий летний вечер голосом, Лизетт от изумления резко развернулась. Перёд её шокированным взором предстала высокая, миловидная, с гордой осанкой женщина с длинными золотистыми локонами, ниспадающими по стройным плечам до талии. На женщине было длинное бордовое вельветовое платье с вшитыми в лиф и юбку мелкими ракушками и жемчужинками.

Женщина туманно улыбнулась, и в глазах её заплясали озорные искорки. Она присела на корточки рядом с Лизетт и, не говоря больше ни единого слова, положила свои тонкие бледные руки на хвост Лиз. Внезапно по всему её телу разлились волны сладостного тепла, как после горячей ванны. Через несколько минут девочка полностью высохла, и хвост исчез.

- Как…? Кто вы? – недоумённо осведомилась Лиз, переводя удивлённый взгляд с рук незнакомки на лицо, а потом обратно. По лицу женщины было невозможно определить возраст. Тридцать лет, пятьдесят? Лицо её было гладким, без единой морщинки, а глаза сияли сумрачным, таинственным светом.

- Меня зовут Мистерия Мунлайт, - представилась она. – Я из древнего клана русалок этого края. Я – их предводительница.

Лиз зачарованно выдохнула. Всё происходящее казалось невероятным и невообразимым. Девочка никогда даже не задумывалась о том, что в мире, возможно, существуют и другие русалки. А тут – целые кланы… Неужели, кто-то наконец сможет пролить свет на тайну её превращений?

- А я… Я Лизетт. – только и смогла промолвить девочка.

- Да, - кивнула новая знакомая, - Знаю. Луна поведала мне, что скоро сюда прибудут три новые русалки, которых мы давно ждали.

- Три? Вы ошибаетесь… Я одна.

- Луна никогда не ошибается… - вновь таинственно улыбнулась Мистерия.

Девочка неуверенно улыбнулась, не понимая, к чему клонит её новая знакомая. Тем временем дождь наконец-то перестал, мрачные тучи почти рассеялись, и подул лёгкий южный ветерок. Лизетт глубоко втянула в себя свежий ночной воздух, и до неё долетел едва уловимый запах рыбы и чего-то сладко цветочного.

- Прости, пожалуйста! Я, наверное, совсем запутала тебя. Тебе ещё многое предстоит узнать… И я помогу тебе с этим, обещаю. А сейчас пойдём, нужно встретить тех двух девочек, что упали в Лунную пещеру.

С этими словами Мистерия подала девочке руку, и она поднялась на ноги. Мягкий серебряный свет полной луны отражался в длинных белокурых волосах Мистерии, делая её похожей на фею. Лиз проследовала за ней в глубь острова, через буйные заросли тропических деревьев и быстрые горные ручьи. Больше её спутница не произнесла ни слова, и Лиз лишь молча шла за женщиной, пока она не остановилась у дальнего берега. Он был явно заброшен.

- Здесь я тебя пока оставлю, дорогая, - с глубокомысленным видом проговорила Мистерия, - Твои подруги скоро появятся. Всё будет хорошо.

Наскоро обняв девочку, Мистерия с разбегу занырнула в океан и скрылась в неизвестном направлении. Лиз осталась стоять на берегу, недоумённо открыв рот.

«Кто она? Она русалка? Откуда она может знать про Эрику и Магду? И… Где она живет?»

Девочка задумчиво потёрла переносицу, размышляя о событиях ночи. Небо уже начинало светлеть, окрашиваясь в нежно-голубые тона, где-то вдалеке забрезжила едва видимая полоска приближающегося рассвета. Лиз зевнула и обвела взглядом линию горизонта. Девочек нигде не было видно.

Когда они, наконец, появились, луна почти исчезла с горизонта. У девочек был совершенно измождённый вид; платье Магды было порвано, а Эрика хромала, держась за пораненную ногу. При виде подруг у девочки сразу отлегло от сердца.

К сожалению, о подругах сказать такого было нельзя.

- Как ты могла бросить нас? – сходу набросилась на Лизетт Магда. Глаза её пылали гневом, растрёпанные волосы торчали в разные стороны. – Ты же не могла далеко уплыть! Ты нас наверняка слышала! Как ты могла быть такой эгоисткой?! Это из-за тебя мы застряли в этой дыре!

- Из-за меня?! – возмутилась Лиз. – Да если бы этот бугай не забросил меня в воду, ничего бы не было. И вообще, падать я вас не заставляла. Да и искать меня, если уж на то пошло.

- Но мы же волновались за тебя, дурочка!

Глаза Магды метали молнии. Казалось, она готова была наброситься на Лизетт, до того девочка была разъярена.

- Успокойся, Магда, она не виновата. Все мы сегодня много пережили, но это ещё не повод так себя вести, - примиряюще промолвила Эрика, превозмогая боль в ноге. – Та женщина… Ты видела её? Где она?

Вопрос был обращен к Лиз, но девочка осознала это не сразу. Мысли витали в её разуме, не давая сосредоточиться.

- Она уплыла… куда-то. – наконец сказала девочка. – Она нашла меня там, в лесу, помогла мне встать, привела сюда. Сказала, вы скоро появитесь.

Эрика кивнула.

- Она услышала наши крики, спустилась к нам в пещеру и показала нам, как выплыть оттуда. Потом она уплыла, очень быстро.

- То, куда мы упали… В общем, это была пещера с прудом. Где-то внутри вулкана, прямо под кратером. – неожиданно подала голос Магда. – Там было нереально красиво… Когда в кратере мы увидели луну, вода в пруду… Ну, словно бы заискрилась. Я ничего подобного в жизни не видела.

У Лизетт учащённо забилось сердце. Пещера, луна, кратер… Неужели это возможно?

- Когда мы зашли в воду, в ней словно бы появились пузыри… А когда луна проплыла мимо, всё мгновенно прекратилось. Вода сразу стала нормальной.

Лиз стояла, как громом поражённая. Перед глазами всё поплыло, а земля словно ушла из-под ног. Девочки взволнованно переглянулись, заметив мгновенную перемену в подруге, но решили ничего не говорить, списав всё на переживания прошедшей ночи.

Вдруг до девочек донёсся пронзительный вой сирены какого-то катера. Эрика и Магда поспешили на звук, и Лиз на ватных ногах поплелась за ними.

* * *

На пляже их поджидал взвинченный, перепуганный Джефф Моррис. Как оказалось, о шторме на Мако он узнал не сразу, и не ожидал приезда дочери до самого утра. Когда же на дом Моррисов обрушился шквал звонков от родителей Магды и Эрики, взволнованно вопрошающих, не остались ли девочки на ночь у Лиз, чета Моррис не на шутку перепугалась, и Джефф, не долго думая, отправился на Мако на своём катере. Он прихватил для девочек одеяла и термос с какао, спешно приготовленным Джиной.

Девочки зябко кутались в одеяла и по очереди потягивали горячий, бодрящий напиток. Лиз больше молчала, глядя в пол, и в голове у неё тупо крутилась одна мысль – «Неужели Магда и Эрика теперь тоже русалки?». Магда эмоционально рассказывала о событиях ночи, мгновенно забыв о своей недавней обиде, а Эрика откровенно клевала носом. Джефф весь напрягся и проницательно посмотрел на дочь, стоило Магде упомянуть о том, как Лиз бросили в воду, но девочка продолжила сверлить взглядом пол.

Девочки условились переночевать у Моррисов, предварительно испросив разрешения у родителей, слишком усталые, чтобы продолжить путешествие. Когда подруги уложились спать в комнате Лизетт, девочка осталась с отцом в гостиной. Он тоже слышал историю Магды, и теперь Джеффа снедало любопытство.

- Ты думаешь, они…? – начал он.

- Не знаю, - Лиз пожала плечами, - Думаю, завтра утром всё будет понятно.

Джефф молча кивнул и обнял дочь. Коротко переговорив с мамой и братом и уверив их, что с ней всё в порядке, и о её секрете по-прежнему никому не известно, девочка устроилась на диване в гостиной и тут же отключилась.

Проспали все три девочки почти половину дня, порядком измотанные всем произошедшим. Когда, наконец, Лизетт проснулась, всё ещё ощущая какую-то тяжесть в голове, она сразу же направилась наверх, проведать подруг и выяснить, наконец, терзающий её вопрос.

«Если это правда, то как, интересно, они это воспримут?», размышляла девочка, перепрыгивая через две ступеньки подряд. Ею овладело радостное волнение.

Едва переступив через порог своей комнаты, девочка услышала звуки льющейся в ванной воды. На её кровати, поджав под себя ноги, белая как полотно, сидела Эрика. На ней был банный халат Лиз, и девочка даже не подняла глаз, стоило Лизетт войти в спальню.

- Доброе утро, Эрика! Э-э-э… Что случилось? – с трудом подавляя волнение, спросила Лиз.

Что-либо ответить Эрике шанс не представился, так как в этот самый момент из-за двери ванной раздался пронизывающий душу, на высоких нотах крик Магды. Девочки одновременно вздрогнули от неожиданности, и Лиз бросилась к двери.

- Нет! – неожиданно воспрепятствовала ей Эрика. – Уйди, Моррис, это не твоё дело… Магз? Магз, открой. Я знаю, в чём дело.

- Ох, да о чём ты! – вскрикнула Лизетт, - Это я прекрасно понимаю, что случилось.

- Ты, верно, не понимаешь…

- Ой, да всё я прекрасно понимаю! – раздражённо воскликнула Лиз, и, не находя лучшего способа расположить к себе доверие Эрики, опрокинула на себя стакан с водой, стоявший на прикроватной тумбочке. Спустя десять секунд, Лизетт рухнула на пол, а её хвост – блестящий, влажный, чешуйчатый – предстал перед изумлённым взглядом подруги.

- Всё в порядке, Магда, - сказала Эрика, всё ещё не отводя взгляда от хвоста, - Не у тебя одной тут хвост, уверяю тебя.

* * *

Спустя полчаса, когда все три девочки успели высохнуть, одеться и причесаться, а Лизетт сбивчиво рассказала подругам о том, как она сама стала русалкой, все трое восседали в гостиной, одновременно уплетая наскоро приготовленный обед и беседуя с родителями Лиз. Поначалу девочек не впечатлила идея поделиться случившимся с мистером и миссис Моррис, но Лизетт убедила подруг в том, что им можно доверять и, кроме того, они давно уже занимаются исследованием её превращений.

- Так ты поэтому так боишься воды? – поинтересовалась Магда.

Лиз, не проронив ни слова, кивнула.

- А есть ли какой-то способ избавиться от этого? – спросила Эрика, вяло ковыряя вилкой в салате. Лизетт и Джина переглянулись.

- Насколько я знаю, нет. Мы пять лет изучали ту пещеру, изучали Лизетт, её хвост, воду… Ничего. Мы не можем этого объяснить, равно как и найти способ, как ты говоришь, избавиться от этого.

- А есть другие… ну… с хвостом? – Магде, видимо, тяжело было произнести слово «русалка», и Лиз понимала её. Ей тоже потребовалось время, чтобы привыкнуть.

- Если честно, вы – первые русалки, которых я знаю.

Лизетт хотела было рассказать девочкам о встрече на острове, как вдруг позвонили, и, отперев дверь, девочка не без удивления увидела на пороге Мистерию Мунлайт. На ней было то же вельветовое платье, а в волосах блестела диадема из блестящих морских раковин. И как она здесь оказалась?

- Привет, Лизетт, - дружелюбно улыбнулась женщина. – Я рада, что с тобой всё хорошо. Твои подруги ещё здесь? Я хотела бы поговорить с вами.

- Проходите. – чуть ошарашенно кивнула Лиз и повела гостью ко всем. – Это миссис… мисс… В общем, это Мистерия Мунлайт, и она… русалка.

Эрика пробурчала что-то невнятное, Магда неуверенно улыбнулась, а мистер и миссис Моррис, снова возбуждённо переглянувшись, тепло поприветствовали Мистерию.

- Привет, девочки! Думаю, вы уже знаете, что теперь вы – часть чего-то, что трудно понять и невозможно контролировать… Меня зовут Мистерия Мунлайт, и я – предводительница древнего русалочьего клана этих вод.

- То есть, есть и другие? А вы тоже стали русалкой там, на острове? – нетерпеливо заёрзала на стуле Магда, начисто забыв об обеде.

- Да, я не первая и не единственная. – улыбнулась Мистерия. – Но нет, я не стала русалкой в той же пещере, что и вы. Я родилась такой. Луна начала давать свою магию таким, как вы, когда мы потеряли право служить ей и океану.

У Лизетт едва не отпала от удивления челюсть. Девочки выглядели ничуть не менее изумлёнными.

- Но… Разве это возможно? Вы хотите сказать, что в мире есть не только люди, но и русалки от рождения? Ведь девочки-то были такими не всегда, а лишь стали такими в результате каких-то… превращений. – как всегда, Джефф Моррис был полон энтузиазма и решимости узнать как можно больше об интересующем его вопросе.

- У луны много тайн. Её загадки имеют и начало, и конец, но нам ни то, ни другое постичь не дано, - снова загадочно проговорила Мистерия.

- А где другие русалки? Познакомиться с ними можно? Где вы все живёте?

Мистерия тяжело вздохнула, и в её глубоких, туманных глазах появилось необъяснимое выражение – глубокой тоски и безнадёжности.

- Собственно, именно об этом я и хотела с вами поговорить, - видимо, глубоко подумав, наконец начала она, - Мы – очень древний клан, почти такой же древний, как и сама луна. Луна наделила нас своей магией, своей красотой, величием, мудростью, достоинством души и чистотой сердца. Она доверила нам свои тайны, оберегать которые – наш священный долг.

Лиз нахмурила брови, вглядываясь в красивое, мудрое лицо собеседницы. Пока ей было не совсем понятно, к чему ведёт её новая знакомая.

- Долгие сотни лет клан Мунлайт нёс эту честь с достоинством и великой любовью. Мы жили в гармонии и мире с луной, с друг другом и всем миром. Это было прекрасное время. Мы наслаждались добротой и красотой, которыми наделила нас луна, любили и оберегали друг друга и весь бездонный мир океана. Это невероятная радость, огромная честь, сказка, ставшая реальностью. Но ничто не может быть совершенным… слишком долго.
На смену невинной сказке пришли тёмные времена. Мы были поставлены над всем подводным миром, чтобы дарить ему любовь и заботу. Мы понимали друг друга и наслаждались этим общением под водительством самой луны. У нас была заповедь самой луны – любить друг друга и весь мир, быть добрыми и честными, хранить чистоту души. Но однажды эта заповедь была нарушена. В водах Тихого океана много тайн, и одна из них – радужный дельфин. У него глаза цвета самой прозрачной океанской воды, и кожа всех цветов радуги. Он живёт в тёплых водах, и поёт о красоте океана. Известно, что его пение исцеляет болезни и способно даровать слушателю исполнение самых сокровенных желаний сердца. Мы об этом знали и берегли его. Но однажды пришла русалка, которая поставила выгоду выше любви и доброты. Она поймала радужного дельфина и продала его плохим людям в бухте города, и они жестоко обращались с животным и пролили кровь этого прекрасного и чистого дара океана. И… луна закрылась от нас. Её завет с нами был разбит. Её водительства и её защиты больше не было с нами. Мы потеряли связь с луной и океаном, а Лунную Долину – удивительной красоты волшебный остров, где наш клан жил испокон веков – поглотила бездонная тьма, тьма такая густая и непроглядная, что из неё невозможно выпутаться. Отныне мы живём в изоляции и вечном страхе, и лишь у меня – у лунной царицы – есть возможность ненадолго покидать остров. Тьма, которая пришла в океан из сердца той русалки, заполнила и наши некогда чистые души и наш мир. Такова цена одного совершённого зла…

После этих слов в комнате повисла пронзительная, словно бы звенящая тишина. Еда, всё ещё неприкосновенно лежащая на тарелках, была окончательно забыта. Принять такое обилие информации было нелегко, и на лицах девочек отобразился целый водоворот различных чувств – сострадание, изумление, испуг, боль… Лиз сидела, прислушиваясь к глухим ударам собственного сердца. Поверить словам Мистерии было всё равно что принять существование нового мира, более невероятного, чем всё то, о чём она могла мечтать.

- Предположим, что всё это правда. Предположим. Но даже если это так, то причём тут мы? Зачем вы нам всё это рассказываете? – первой нарушила молчание Эрика, выводя своим глубоким, хорошо поставленным голосом всю компанию из оцепенения.

Мистерия грустно улыбнулась и обвела девочек тёплым, полным симпатии взглядом.

- Когда луна оставила наш клан, вместе с непроходимой тьмой она оставила нам и лучик надежды. Она сказала, что спустя годы её свет приведёт на Мако трёх девушек с чистыми душами, ещё не утратившими доброты и бескорыстной любви. Она объединит их своей силой, могущественной силой, которая, подкрепляясь дружбой, сможет навеки разрушить проклятие тьмы и вернуть нам мир с луной.

Лизетт опустила глаза, чувствуя, как по её нервам пробегает ток, а сердце наполняется чем-то новым, волнующим. Неужели… Разве это возможно?...

- Ну, а мы здесь причём? – осторожно спросила Магда.

Мистерия тепло поглядела на девочек, задержавшись особенно долгим, сочувственным взглядом на Эрике и, прочистив горло, мягко промолвила:

- А притом, что эти трое – это вы, девочки.
Не зло победит зло, но только любовь!

Аватара пользователя
Ландыш
Я в домике
Я в домике
Всего сообщений: 3496
Зарегистрирован: 22.12.2013
Любимый школьный предмет: русский
Откуда: москва
:
Призёр конкурса Участник конкурса рисования
Возраст: 19
Контактная информация:
 Re: Наследники лунной магии (моя работа)

Сообщение Ландыш »

Эмилина, браво! :Bravo: :Bravo: :Bravo:
Сюжет затягивает все больше. С нетерпением жду проды.

P.S. Немного жалко Лиз. Бедняжка, ей (а теперь и всем остальным) приходится прятаться от воды в людных местах. Даже в туалет не сходишь. А если пойдет внезапный дождь? Кстати, родственники Эрики и Магды об их особенностях узнают?
Большинство сказок в той или иной степени правдивы.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение

Вернуться в «Литературная страничка»